Клуб любителей книг

Искупление
10

Глава 4
1

Запах жаренной рыбы приятно щекотал ноздри, пробуждая аппетит. Неби вновь уснула, предварительно смерив меня недовольным взглядом. Я же гневно разглядывала оборотня, сидящего с противоположной стороны костра, который как ни в чём не бывало переворачивал рыбу.

— Когда ты сердишься, похожа на маленькую девочку, у которой отобрали игрушку, — промолвил Калуф, не глядя на меня.

— Я не сержусь, а злюсь, — раздражённо ответила я и клацнула зубами. И как только я умудрилась позволить обхитрить себя капитану городской стражи?

— Сути дела не меняет, — отозвался Калуф.

— Что вы здесь делаете? — вопросила я, придумывая, как объяснить оборотню собственное присутствие в столь отдалённом месте.

— Слежу за тобой, — без обиняков ответил Калуф.

— Капитан, я не хочу вытягивать из вас каждое слово клещами, — я скрестила руки на груди и вложила во взгляд всю злость, которую сейчас испытывала.

— Очевидно, что ты знаешь намного больше, чем говоришь, — неохотно начал объяснять капитан, — И, по воле богов, ты стала моей последней зацепкой в этом деле. Ты наёмница, а у вашего племени связи и уши во всех городах есть. Вам проще и быстрее найти любую информацию. Полагаю, ты идёшь в Харракар?

— Что вас заставило сделать такой вывод? — сделав непринуждённый вид спросила я.

— А как ещё можно найти воришку, совершившего преступление несколько месяцев назад? — хитро вопросил капитан.

— Как вы сами сказали, у наёмников везде есть свои глаза и уши.

— Тогда что мы делаем в самой заброшенной части пустыни? — резонно возразил Калуф, явно не желавший отступать.

— Вот и меня интересует вопрос, что вы тут делаете, — недовольно промолвила я и ненадолго замолчала, раздумывая над ответом. Признаться в правоте капитану вовсе не хотелось, но и врать было бессмысленно. Оборотень с его проницательностью точно почувствует моё притворство.

— Я действительно иду в Харракар, — нехотя призналась я, — Но показать путь вам не могу.

— Потому что я капитан городской стражи?

— Потому что я принесла клятву, что никому не расскажу о местоположении города. Как и любой другой, кто когда-либо входил под его своды.

— Так ты и не рассказывай. Просто покажи мне.

— Зачем? Чтобы вы при первой возможности собрали армию и разрушили город до основания? — раздражённо спросила я, ощерив клыки и выпустив когти. Самоуверенный вид капитана разжигал гнев в моей душе.

— Так ты наёмница с принципами? — презрительно спросил Калуф.

— А по твоему мнению уважения и доверия стоят только те, кто происходит из «достойного» рода?

Калуф поморщился от моей фамильярности. Он тоже выпустил клыки и когти, очевидно, готовясь к драке.

— Нет, ты что! Воры и убийцы тоже заслуживают уважения и достойного отношения.

— То есть критическое мышление у тебя отсутствует напрочь?

— Не дерзи мне, наёмница, — гневно сказал капитан.

— Я ещё даже не начала, — огрызнулась я, — У тебя есть два варианта: либо ты поворачиваешь назад и топаешь в Маравирис, либо я найду способ тебя обмануть и скрыться. И метод мой может оказаться не самым дружелюбным.

— Обычная наёмница, — сплюнул Калуф, — Защищаешь преступников и всякую мразь.

— Кто, по-твоему, прячется в Харракаре? — внезапно спокойно спросила я, сумев подавить вспыхнувшие в душе эмоции.

— Отбросы, — презрительно ответил Калуф.

— А ещё те, кому некуда пойти, — с горечью ответила я, — Очнись, капитан. Не всем повезло с рождения, как тебе или мне. Наше общество ограничено: никто не оценивает наши заслуги, не обращает внимание на характер. Все смотрят лишь на род и чистоту крови. В Харракаре же никого не интересует, кто твои предки. Да, большинство его жителей не отличаются порядочностью. Но зато в Харракаре никто никогда не выдаст своего. Не важно, оборотень ты или представитель другой расы. В Харракаре имеет значение, кто ты сам, а не твоё прошлое. И среди его жителей можно найти достойных, поверь мне. Если ты вернёшься с армией, то все, кто нашёл в нём дом, снова его лишаться. Я не могу это допустить.

Я замолчала, упрямо уставившись на Калуфа, который тоже успокоился и внимательно изучал моё лицо, явно задумавшись над сказанным.

— Если я принесу клятву, что никогда никому не расскажу о местоположении Харракара, ты покажешь мне путь?

Я удивлённо изогнула брови, не поверив своим ушам.

— Капитан, нас обоих убьют сразу, как только увидят тебя. В Харракаре нет суда. Наши трупы вздёрнут перед воротами за городом.

— Брось, Сешафи, — прервал мою речь Калуф, — Я понимаю твоё недоверие и смятение, но мы оба знаем, что есть способы провести меня в город.

Я вздохнула и скрестила руки на груди. С одной стороны, мне импонировала целеустремлённость Калуфа, но с другой, она же меня и раздражала.

— Сешафи, неужели ты думаешь, что справишься с этим делом сама? — никак не желал униматься капитан, — И я сейчас говорю не про утерянные драгоценности, которые для тебя, очевидно, стали лишь поводом отправиться в Харракар. В ограблении караванов участвует целая банда. Ты одна не справишься. Кто бы тебя не нанял, даже он должен это понимать. Тебя отправили на заведомо провальное задание.

— Как бы там ни было, я не отступлю, — упрямо ответила я, вспоминая убегающего в зареве пожара Яфеу.

— Тебе так много заплатят? — раздражённо спросил капитан.

— Цена слишком высока, — ответила я, решив не уточнять, что на кону стоит жизнь друга.

— Я клянусь, что никогда не воспользуюсь своими знаниями о Харракаре во вред его жителям.

Калуф протянул мне руку. Его взгляд был честным и открытым. Хоть оборотень и был капитаном городской стражи, моя интуиция говорила, что ему можно доверять. Немного подумав, я пожала ладонь Калуфа.

— Я принимаю твою клятву, но мне надо будет связаться кое с кем, чтобы получить разрешение провести тебя в город.

— Хорошо, — кивнул оборотень.

После ужина, за которым мы с Калуфом пристально наблюдали друг за другом, я дождалась, пока оборотень ляжет спать, а затем достала из сумки кусочек угля и клочок пергамента, на котором написала пару строк главе гильдии воров, мастеру Секани. Он входил в Совет, управляющий городом, и мог дать разрешение пропустить Калуфа в город. Я коротко обрисовала ситуацию, проверила написанное, свернула пергамент и достала из сумки маленький непритязательный на вид камушек. Посыпав его горсткой песка, я прошептала секретные слова. В тот же момент песчинки взвились крохотным вихрем и превратились в небольшого песчаного ибиса. Я привязала к лапке птицы записку и отправила в Харркар к мастеру Секани. Мой посланник стремительно взмыл в небо и уже через несколько секунд скрылся из виду.

Я успела хорошо выспаться, когда ибис вернулся с ответом. Мастер Секани, как всегда, был немногословен, но он разрешил привести Калуфа в Харракар. Я довольно фыркнула и сожгла клочок пергамента с ответом в догорающих углях, а затем разложила на песке все снадобья, которые у меня были. В гильдии воров адептам выдают средство высочайшего класса, которое полностью скрывает запах. У меня снадобья неуловимости не было, но я научилась менять свой запах и без него.

— Как же много нужно, чтобы сохранить свою личность в тайне, — протянул Калуф, разглядывая мои запасы.

— Зато никто не учует запах и не поймёт, что ты пользуешься снадобьями для сокрытия настоящего запаха. Главное, чтобы лицо твоё тоже никто не узнал. Но и с этим можно справиться.

Я показала на раскрытый мешочек, в котором у меня хранились косметические средства. Иногда я использовала макияж, чтобы изменить свой облик.

— Интересно, откуда ты всё это знаешь.

— Я встречаюсь с различного рода приключениями, заставляющими менять облик.

— Ответ же принёс песчаный ибис, — задумчиво произнёс Калуф решившие сменить тему, — Слышал, что их используют только воры из гильдии воров.

— У меня особые привилегии, — неохотно ответила я, — В гильдию я не вступила.

— И благодаря этим привилегиям мне разрешили пройти в Харракар?

— Да. Поэтому не подведи моё доверие, капитан, — ответила я, серьёзно посмотрев на Калуфа. Оборотень кивнул головой. Вид у него был не менее сосредоточенный чем у меня.

Я справедливо предположила, что кто-то может узнать капитана стражи Маравириса не только по его запаху, но и по лицу. Поэтому при помощи пудры поменяла ему цвет лица, а с помощью воска, который, благо, не плавился в жаркой пустыне, создала несколько шрамов. Лицо до не узнаваемости изменить не получилось, но грим всё равно получился отменный.

Калуф скептически посмотрел на своё отражение в воде и довольно кивнул.

— Должен признать, у тебя талант, — сказал он, — Сешафи, почему ты не испугалась, когда увидела меня в облике шакала?

— Потому что в твоём взгляде не было ни капли безумия. Полагаю, что ты полностью контролируешь все ипостаси.

— Ты тоже? — не веря в собственное предположение, спросил Калуф.

— Да, — ответила я, собирая принадлежности в сумку, — Нам лучше поторопиться. До Харракара путь неблизкий.

***

Через несколько дней пути мы достигли глубокого ущелья, дно которого проросло дёрном. Безопасно спуститься в него можно было только по узкой тропинке, которая пряталась за непримечательным кустом тамариска. Я спешилась и направилась прямиком к нему, свистнув Неби, чтобы она следовала за мной.

На дне ущелья воздух оказался прохладнее, чем на поверхности. Длинное и узкое, оно заканчивалось монолитной на вид скалой. Только тайные слова могли заставить её разделиться на две части и открыть проход в Харракар.

Я подошла к скале и остановилась, почуяв чей-то сверлящий спину холодный взгляд из тени.

— Авилина, — произнесла я и резко развернулась.

— Привела друга? — весело спросила подруга, выйдя из скалы. Как и любая гаргулья, она могла сливаться с камнем, растворяясь в его породе.

Я рассмотрела подругу с ног до головы. Авилина не изменяла своим привычкам: она надела светло-коричневый костюм, нижняя часть её лица была прикрыта полупрозрачным белым платком, над которым янтарным огнём горели широкие миндалевидные глаза, а за спиной распростёрлись огромные кожистые крылья.

— С разрешения мастера Секани, разумеется, — отозвалась я, — Рада тебя видеть, Авилина.

— Гаргулья, — потрясённо произнёс Калуф, разглядывая девушку во все глаза.

Удивление капитана было вполне логичным и обоснованным. Гаргульи встречались крайне редко, и для большинства жителей они существуют только в старых легенд.

Гаргульи — существа из живого камня. Их кожа может затвердевать, благодаря чему крылатые создания становятся невосприимчивы к любому урону: как физическому, так и магическому. Ко всему прочему гаргульи — отменные заклинатели и их невозможно обмануть при помощи чародейства.

Авилина внимательно осмотрела оторопевшего оборотня с головы до ног.

— А ты оборотень, — заявила она, — У твоего друга потрясающие дедуктивные способности. Видимо, не зря стал капитаном городской стражи.

Я понуро скривила губы.

— Дорогая Сешафи, меня ты в жизни обмануть не сможешь, — задорно улыбнувшись, промолвила Авилина.

— Это не мешает мне пытаться, — упёрто ответила я. Подруга в ответ расхохоталась и подмигнула мне.

— Рада тебя видеть, Сешафи, — тепло сказала подруга и крепко. до хруста суставов. обняла меня.

— Давно не виделись.

— Ты редко заглядываешь в Харракар.

— Пожалуй, — ответила я, разминая плечи, — Это Калуф. Он действительно капитан городской стражи. И я не привела бы его сюда без веской причины.

— Вот мне и интересно знать, во что ты вляпалась на этот раз, — промолвила подруга, ещё раз окинув оборотня пристальным взглядом.

— А она мне нравится, — хмыкнул очнувшийся от удивления Калуф.

— Оставим любезности на потом, — сказала Авилина, — Пойдёмте. Мастер Секани ждёт вас.

Гаргулья подошла к скале, провела пальцами по её поверхности и прошептала секретные слова. Монолитный каменный массив тут же расступился, открыв широкий проход, в конце которого я отчётливо увидела Харракар.

***

Город расположился в низине и был окружён высокими отвесными скалами красноватого оттенка. Его предместья занимали сады и огороды, в которых трудились жители. Харракар по своему строению несколько отличался от остальных городов царства. Он был разделён на несколько кварталов, в которых преобладала архитектура разных рас. На юге можно увидеть изящные эльфийские дома, на западе — грубые палатки и шатры троллей, а на севере — низкие каменные домики гномов.

Калуф не подавал виду, но разглядывал город во все глаза. Словно ребёнок, которому до жути интересно всё узнать, но из-за напускной серьёзности он не может признаться в этом. Мы с Авилиной переглядывались и подмигивали друг другу, глядя на равнодушное лицо капитана и горящие интересом глаза.

Здание гильдии воров, к которому мы держали путь, расположилось в центре города. «Логово», как называют его адепты, представляет из себя широкое двухэтажное здание с увитыми плющом стенами.

Мы прошли под широкой аркой и оказались во внутреннем дворике, в котором всегда можно найти тень под раскидистыми деревьями. Вместо традиционного бассейна в центре сада возвышался фонтан с плавающими в нём бутонами белого лотоса.

— Пустовато здесь сегодня, — нарушила я тишину, оглядываясь вокруг.

Авилина неопределённо пожала плечами, не желая отвечать на вопрос в присутствии Калуфа.

— Для вас подготовили комнаты. Приведите себя в порядок, а затем ступайте к мастеру Секани, — сказала подруга, как только мы вошли под своды широкого зала, к которому примыкали два коридора.

— Встретимся сегодня?

— Конечно. Приходи ко мне, как закончишь. Буду ждать тебя там же, где и всегда, — Авилина лучезарно улыбнулась.

— Договорились, — я ответила подруге такой же улыбкой, — Пойдём, капитан.

Здесь же в зале была широкая лестница, ведущая на второй этаж. Мы поднялись по ней и оказались в просторном коридоре, пол которого был устлан мягким ковром.

— Как ты познакомилась с гаргульей? Где ты вообще её нашла? — тут же поинтересовался капитан. Я фыркнула и ответила:

— Несколько лет назад я и мастер Секани спасли Авилину от фанатиков, которые хотели принести её в жертву Апопу. С тех пор мы и стали подругами. Авилина служит верой и правдой мастеру, но, как и я, не числится в гильдии.

— Почему?

— Гаргульи — свободолюбивые существа. В гильдии же все беспрекословно подчиняются старшим.

— Однако твоя подруга служит главе гильдии.

— Она считает, что обязана выплатить долг мастеру Секани. Хотя он много раз пытался убедить её в обратном.

Калуф задумчиво почесался за ухом и ничего не сказал.

— Встретимся здесь через четверть часа, — промолвила я, — Мастер не любит долго ждать.

***

Глава гильдии воров ждал нас в небольшом обеденном зале. Он сидел во главе длинного стола на низких ножках, вокруг которого аккуратно лежали подушки. Бледный свет луны, проникающий сквозь открытый потолок, причудливо танцевал на блестящих полупрозрачных занавесках, колыхающихся, словно паруса меж высоких колонн, испещрённых иероглифами.

— Сешафи, — улыбнулся оборотень отцовской улыбкой и раскинул руки в стороны, — Как давно я тебя не видел.

— Приветствую вас, мастер, — я склонила голову в лёгком поклоне, — Позвольте представить вам моего знакомого. Это Калуф, капитан городской стражи, про которого я вам рассказала в письме.

Калуф изумлённо посмотрел на меня.

— Удивлён, капитан? Я не могла соврать мастеру.

— И это одна из тех причин, по которой ты заслужила моё доверие, Сешафи. Привела к нам нового адепта вместо себя? — с хитрым блеском в карих глазах поинтересовался мастер Секани.

Я хмыкнула и ничего не ответила, вместо этого сев на одну из подушек по левую сторону от оборотня. Он при каждой встрече намекает мне, что двери гильдии для меня всегда открыты.

— Боюсь, что нет. Мы прибыли по важному делу, мастер.

— Караваны. Да, я знаю, — на добродушном лице оборотня появилось озабоченное выражение. Он начал почёсывать густую, коричневую с медным отливом броду, в которой я заметила несколько седых волос, — Предлагаю начать с завтрака, а после обсудить дела.

При упоминании еды в моём животе утробно заурчало. Я только сейчас обратила внимание на блюда с едой и кувшины с виноградным соком. Калуф скептически отнёсся к предложению мастера. Он с прищуром смотрел на блюдо с мясом, стоявшее прямо перед его носом, и принюхивался.

— Молодой человек, мне нет смысла вас травить, коль уж я впустил вас в город. А за это вы должны сказать спасибо Сешафи. Но если я лично усомнюсь в вас хоть на секунду, то убью на месте. Так что не провоцируйте меня, — жёстким голосом произнёс мастер Секани. Добродушное выражение вмиг исчезло с его лица, на котором едва виднелись морщинки вокруг глаз.

Калуф нахмурился, но ничего не сказал. Он взял с круглого блюда кусок запечённого в специях мяса, и я последовала его примеру, на время абстрагировавшись от реальности.

— Так что именно привело вас ко мне, Сешафи? — вопросил мастер Секани, когда мы утолили голод, — У вас появились улики, которые привели вас в Харракар?

— Скорее, стечение обстоятельств, — ответила я, отпив из кубка немного сока. — Я уже написала вам про расследование дела о караванах. Но, по правде сказать, не оно натолкнуло меня на мысль прибыть в Харракар. Однако начнём по порядку. Вы что-нибудь знаете о тех, кто стоит за нападениями?

— Только не говори мне, что работаешь на городскую стражу, Сешафи, — грозно промолвил мастер Секани, нахмуривший кустистые брови, — Потому что это сильно подорвёт моё к тебе доверие.

— Нет, конечно, — фыркнула я, — Вы же меня хорошо знаете, мастер.

— Тогда почему ты пришла с ним?

— Потому что Калуф упрямый, — с неприкрытым сожалением ответила я, — Поверьте, я никого не хотела подвергать опасности. Тем более себя.

— В это я охотно верю, — хохотнул мастер Секани, — Однако всё же почему ты пришла с ним?

— Потому что меня наняли для расследования дела, с которым я сама не справлюсь.

Мастер Секани задумчиво посмотрел на меня. На этот раз он принялся дёргать ушами. Глава гильдии всегда так делал, когда его одолевали тяжёлые мысли.

— Удивлён, что ты признаёшь это. И, боюсь, что ты права, — наконец промолвил оборотень, — Сешафи, полагаю, что в этот раз ты лезешь туда, откуда даже с твоей удачей будет очень сложно выбраться.

— Так вы что-то знаете?

— Немного, — с отчётливым сожалением и раздражением ответил мастер Секани, — У меня есть некоторые предположения, но по факту мне известно крайне мало. Кто бы ни стоял за этими… мародёрами, он доставил немало хлопот и нам. Полагаю, среди нас есть предатели, потому что за несколько месяцев мне не удалось практически ничего выяснить.

— У вас есть предположения, кто может оказаться в списке предателей?

— Есть. Но тебе я ничего не скажу. Сешафи, послушай меня внимательно. Сколько бы тебе ни заплатили, отступи от этого дела. Ты действительно не справишься одна. А мёртвой тебе деньги будут не нужны.

— Мастер, при всём уважении, я не могу отступить.

— Сешафи, одумайся. Как ты уплывёшь, если будешь мёртвой?

— Вопрос не в этом, — упрямо сказала я, нахмурив брови и скрестив руки на груди.

— А в чём тогда? — раздражённо спросил мастер Секани.

— Яфеу, — немного подумав, тихо ответила я.

— Что? — мастер Секани от изумления приподнял брови, — А он тут… Во что опять вляпался этот паршивец? И ты вместе с ним?

— Не могу сказать, — ответила я, не желая даже намекать на сделку с Меритсегер.

Мастер Секани вперил в меня пристальный взгляд. В его глазах читались ярость и беспокойство одновременно.

— Вы два сапога пара. Идеально подходите друг другу, — наконец промолвил оборотень, — Ты ведь не отступишь теперь, чтобы я ни сказал.

— Вы слишком хорошо меня знаете, мастер, — я слегка улыбнулась, — У меня нет выбора.

— Нет, есть. Просто ты, как обычно, не хочешь его замечать, — гневно ответил мастер Секани, — Что за второе дело, которое привело тебя ко мне?

Я достала из нагрудного кармана пергамент, который отдал мне Амен, и разложила его перед главой гильдии. На небольшом клочке кто-то изобразил перстень и ожерелье, которые выковал ювелир по заказу Амена.

— Несколько месяцев назад верховного жреца в храме Меритсегер украли эти драгоценности. Он попросил меня их найти, потому как украшения обошлись ему в приличную сумму. Вы не знаете, у кого они могут быть?

Мастер Секани надолго умолк. Он водил кончиками пальцев по пергаменту и явно о чём-то размышлял. Выражение его лица показалось мне странным. Оборотень будто пытался смириться с неизбежным.

— Сешафи, — наконец промолвил мастер, — Ты же знаешь, что у тебя есть удивительная способность оказываться в нужном месте и в нужное время?

— Да, — ответила я, с подозрением посмотрев на главу гильдии.

— Я расскажу тебе всё, что знаю, — со вздохом произнёс мастер Секани, — Только боги ведают, куда приведёт тебя этот путь. Но взамен ты должна пообещать мне кое-что.

— Что же именно?

— Авилина пойдёт с вами.

— Что? — изумлённо спросила я, — Зачем?

— Затем, что только она способна уследить за твоим прытким хвостом, — раздражённо ответил мастер Секани, — И она единственный маг, которому я всецело доверяю.

— Резонно, — согласилась я.

— В Харракаре есть один купец, который входит в Совет города. У меня есть основания полагать, что он связан с мародёрами, которых вы ищите. Однако у меня нет достоверных улик, которые позволят обвинить Атсу в измене и провести обыск в его особняке. К тому же, он — тот ещё проныра. И мне нужно отправить опытного адепта, чтобы тот смог без проблем пробраться в особняк и не раскрыть причастность к гильдии. Я не знаю, какие ловушки установлены в его доме и где располагается сокровищница, но перстень и ожерелье. — мастер Секани указал на разложенный пергамент, — точно сейчас находятся у него. Невероятное совпадение, не правда ли?

— Я не верю в совпадения, — задумчиво отозвалась я, вспоминая хитрое лицо Амена. Этот старик знает куда больше чем говорит.

— Я тоже, — произнёс мастер Секани, — Предлагаю вам простой вариант: вы проникнете в особняк Атсу и найдёте доказательства его связей с мародёрами, но замаскируете проникновение под обычное ограбление. Авилина пойдёт с вами. Она сможет и увидеть ловушки, и обезвредить их. Вы с ней всегда отлично работаете вместе.

— Что правда, то правда. Мы согласны, — произнесла я. Калуф возмущённо посмотрел на меня и засопел.

— У нас не так много вариантов, капитан. Это — самый быстрый и надёжный.

— Верно, — подтвердил мастер Секани, — Атсу выехал из города несколько дней назад. По нашим сведениям он должен вернуться к концу недели, то есть на днях, так что у вас не так много времени.

— Справимся, — коротко сказала я, сворачивая пергамент Амена.

— Сешафи, будьте аккуратны. По городу, в определённых кругах ходят нелепые слухи, что мародёры собирают армию и готовят восстание. Я не знаю, правда это или нет, но вот оружие они точно собирают. И прочие припасы. Несколько наших караванов с отборнейшими мечами разорили несколько недель назад. Понимаешь, к чему я веду?

— Буду предельно аккуратной, мастер. Да и Авилина не даст мне совершить нечто бездумное.

— Надеюсь, — вздохнул оборотень, — Предлагаю ненадолго отвлечься от дел и закончить трапезу.

***

— Кто такой Яфеу? — спросил у меня Калуф как только мы вышли из обеденного зала.

— Мой лучший друг, — неохотно ответила я. Так и знала, что капитан начнёт допрос при первой же возможности.

— То есть вопрос не только в деньгах? Или вовсе не в деньгах? — прищурившись спросил Калуф. Он встал передо мной и упёр руки в бока, всем своим видом показывая, что не даст мне пройти, пока не получит ответы на все свои вопросы.

— Не могу ответить тебе.

— Ты сказала, что цена слишком высока, — не унимался Калуф, — На кону стоит жизнь твоего друга? Или почему ты так рискуешь?

— Потому что он мой лучший друг, — я ловко прошмыгнула мимо капитана и направилась к лестнице, — Ты бы не рискнул жизнью ради друга?

— Рискнул бы, — не раздумывая ответил Калуф, — Но я был уверен, что тобой движет жажда наживы.

— Капитан, тебе и правда надо научиться видеть вторую сторону медали.

— Так что с твоим другом? Он в плену? Кто-то угрожает его жизни? Или вы попали в переплёт, потому что нарушили закон?

— Ни на один вопрос я не могу ответить, — закатив глаза, произнесла я, — Но без моей помощи он не справится.

— Сешафи, нам нужно доверять друг другу. Во всяком случае, пока мы заняты одним делом. А секреты не способствуют его достижению, знаешь ли. Мне нужно знать, кто твой информатор и что ты знаешь.

— Я принесла клятву, капитан, что никому ничего не скажу, — я обошла Калуфа, который снова преградил мне путь, — Так что придётся тебе довериться мне, невзирая на наличие секрета, если хочешь продолжать путь вместе. Я иду к Авилине. Пойдёшь со мной или нет?

— Пойду с тобой, — без раздумий ответил Калуф.

— Тебе не кажется, что твой мастер на поверку оказался трусом? — продолжил капитан, когда мы покинули логово и отошли от него на приличное расстояние.

— Что? — изумлённо спросила я.

— Он не сказал нам почти ничего полезного. Мы не знаем, верны ли его догадки относительно этого торговца. Да и сам он не осмелился отправить никого из своих людей на проверку.

— Капитан, ты меня правда поражаешь, — обиженно промолвила я, — Очевидно же, что мастер Секани заботится в первую очередь о сохранности и репутации гильдии. Если он не смог отправить адептов на проверку, значит у него были на то веские причины, поверь. Ты, как капитан, должен это понимать.

— Как капитан, я бы не оставил подозрение без проверки.

— Законы в Харракре отличаются от тех, к которым ты привык. А главы Совета очень не любят, когда кто-то вламывается к ним в дом. Атсу, насколько я помню, обладает достаточным авторитетом, чтобы устроить травлю на всю гильдию.

— Твои доводы неразумны, — возразил Калуф, — Неужели ты такая же трусиха, как и глава гильдии?

— Думай, что хочешь, — пожала плечами я.

Калуф в ответ фыркнул и мы продолжили путь в молчании.

***

Мы с Авилиной при встрече любим сидеть в одной уютной таверне в центре города. Возле неё хозяева разбили чудесный сад с небольшими круглыми столиками и плетёными стульями на эльфийский манер.

Авилина уже ждала на привычном месте: гаргулья расположилась в самом тихом углу сада и неподвижно сидела, незаметно разглядывая посетителей. После пленена она ко всем относилась с подозрением.

— Так и знала, что ты придёшь не одна, — с притворными нотками недовольства промолвила гаргулья, — Сегодня мы в сенет играть не будем?

— Пожалуй, нет, — ответила я, садясь на стул напротив подруги, — Мастер Секани рассказал тебе, зачем мы пришли в город?

— В общих чертах, — Авилина начала крутить прядь своих белоснежных волос. Она всегда так делала, когда всерьёз задумывалась о чём-то, — И сказал, что тебе потребуется моя помощь.

— Именно так. Ты же знаешь Атсу?

— Кто его в городе не знает? — Авилина скривила лицо, будто проглотила целый лимон.

— Нам нужно проникнуть в его дом.

— Значит, мастер наконец-то решился, — хмыкнула подруга, — Так и знала, что ты окажешься втянута в это дело.

— Почему?

— Мастер Секани несколько раз хотел тебе написать и позвать в Харракар, но я его отговаривала. Знаешь, он стал очень настороженным и доверяет лишь самым близким друзьям.

— Не думала, что в гильдии всё настолько плохо.

— Плохо не в гильдии, а в Харракаре, — поправила меня Авилина, — За последние месяцы произошло много странных вещей. Непонятные убийства, которые никто не может раскрыть, исчезновения, грабежи. Ходят слухи, что где-то под городом кто-то собирает армию. А я не успеваю проверить всё и везде.

Авилина откинулась на спинку стула, а я внимательнее пригляделась к подруге. Её светло-серая кожа стала чуть бледнее, а глубоко в глазах скрывалась усталость.

— Не смотри на меня так, — промолвила гаргулья, — Мастер поручил расследования нескольким адептам и мне, но мы в тупике. Поэтому он и хотел тебя позвать. Зная о твоей способности оказываться в нужном месте в нужное время.

— Но зачем кому-то собирать армию? — спросил Калуф переставший внимательно нас разглядывать.

— Понятия не имею, — ответила Авилина, косо посмотрев на капитана, — Слухи ходят самые нелепые.

— Но если они ходят, значит кто-то что-то знает? — спросил Калуф.

— Разумеется. Только нам даже про слухи удалось узнать с большим трудом. Если коротко, нам срочно нужно проникнуть к Атсу. Он — наша последняя зацепка. Думаю, мастер принёс подношение в благодарность Анубису, когда узнал, что ты прибудешь в город.

— Я же сказал, что он трус, — промолвил Калуф и мы с Авилиной прожгли его гневными взглядами.

— Не будем терять время, — промолвила я после непродолжительного молчания, — Ты следила за домом Атсу? Что-нибудь знаешь про него?

— У Атсу вышколенная охрана, но она в основном снаружи, полагаю. А с улицы я смогла лишь уловить лёгкий шлейф охранного заклинания.

— Эти слухи про армию, — вернулся вновь к теме Калуф. По его лицу было видно, что он беспокоится на этот счёт, — Кому и зачем могло бы потребоваться её собрать?

— Захватывать Харракар особого смысла нет, — ответила я, — Здесь всегда можно провернуть тёмные делишки и никто ими интересоваться до определённого момент не будет, что всех устраивает.

— Тогда зачем? Неужели кто-то хочет устроить восстание против фараона? — сам не веря в собственное предположение, спросил Калуф.

— Мне кажется, что ты слишком усугубляешь ситуацию. Да и кто бы посмел пойти против фараона?

— Тот, кто не верит ни в него, ни в богов, — скептически произнесла Авилина.

— Пока что забудем про слухи. Нам надо сконцентрироваться на деле и добыть доказательства. Авилина, я пойду и осмотрю особняк Атсу. Ты сможешь добыть в гильдии снадобье неуловимости?

— Конечно, — кивнула гаргулья.

— Отлично. Капитан, ты со мной?

— Как будто у меня есть выбор, — несколько подавленно ответил Калуф.

— Ты можешь остаться тут и попытаться раскрыть дело, основываясь на слухах, — промолвила Авилина и задорно подмигнула капитану.

— Я так понимаю, подругами вы стали не просто так, — промолвил Калуф, окинув оценивающим взглядом сначала меня, а потом гаргулью.

— Нет, конечно, — улыбнулась я, — Мы с Авилиной как сёстры.

— Да, она маленькая и безрассудная, а я взрослая и ответственная, — хохотнула подруга.

— Зато без меня твоя жизнь была бы намного скучнее, — поддержала я.

— Это ты спокойствие и стабильность называешь скукой? — Авилина иронично подняла брови.

— Однообразие и уныние, — поправила я подругу, — Была бы твоя воля, обратилась в камень и так бы и стояла на вершине какой-нибудь башни.

— Что поделать? Я больше люблю созерцать и размышлять.

— Останешься размышлять с капитаном? — невинно поинтересовалась я. Гаргулья распахнула крылья и отрицательно мотнула головой.

— Тогда встретимся здесь через несколько часов. Где располагается особняк?

— К северу от логова гильдии. Он окружён высоким забором, который зарос виноградом. Ты не пропустишь, поверь.

— Спасибо, — поднимаясь со стула, сказала я, — Да хранит тебя Анубис.

— Да-да, — фыркнула подруга, — Да хранит он всех вас.

***

Как и сказала Авилина, особняк Атсу мы не пропустили. Торговец построил себе двухэтажный дом, к которому примыкали стойла для верблюдов, а всё внутренне пространство утопало в зелени цветущего сада. Это всё, что я смогла разглядеть сквозь решётчатые ворота, возле которых стояли два стражника с весьма угрожающими выражениями лиц.

— Есть идеи, как сюда можно пробраться?, — подал голос капитан.

— Идеи есть, — рассеянно ответила я, как раз обдумывая этот вопрос, — Надо только выбрать лучшую.

— Никогда не унываешь и не сдаёшься? — с толикой раздражения спросил капитан.

— Жизнь слишком коротка для таких мелочей.

Обойдя особняк по периметру, я обнаружила, что к восточной стене примыкает городской сад. И ветви одного из деревьев плотно прилегают к ограде, так что по ним без труда можно проникнуть на территорию особняка.

Понаблюдав за особняком и его обитателями ещё некоторое время, я окончательно утвердилась в мысли, что лучше всего будет пробраться в него днём. Во-первых, вся прислуга будет спать, во-вторых, снадобье неуловимости лучше всего работает при свете солнца.

Калуф не отходил от меня ни на шаг. По его взгляду я поняла, что капитана обуревают противоречивые чувства: с одной стороны он понимает, что нам нужно проникнуть в дом, но, очевидно, он не может смириться с тем, что нам нужно будет преступить черту закона.

— Капитан, помни, что в Харракаре действуют другие законы. Да и если ты придёшь к Атсу с официальным визитом, неужели думаешь, что он честно ответит на все твои вопросы?

— Нет, — мрачно ответил Калуф.

— Если тебя так смущает задуманное, ты можешь остаться в логове. Мы с Авилиной сами прекрасно справимся.

— За кого ты меня принимаешь? — недовольно вопросил Калуф. Мы уже отошли от особняка Атсу и направились в таверну.

— За стражника, который разрывается между долгом и необходимостью.

Оборотень в очередной раз наградил меня своим излюбленным прожигающим взглядом, который, впрочем, практически перестал на меня воздействовать.

— Знаешь, для наёмницы ты очень странная.

— Почему? — удивлённо спросила я.

— Все наёмники, с которыми я встречался, искали только выгоду. Ими двигала исключительно жажда наживы. И они всегда были… одинаковыми. Видели мир только со своей точки зрения. А ты кажешься другой.

— Большинство наёмников просто не показывают свой внутренний мир и не делятся убеждениями. Мы стараемся обустроить свою жизнь, поэтому сконцентрированы на работе. Да и со стражами не особо ладим.

— Тогда почему ты такая открытая? — поинтересовался Калуф.

— Потому что не хочу полжизни проработать, а лишь затем начать жить. Я считаю, что нужно наслаждаться каждым мгновением жизни. И делать то, что нравится. В разумных пределах, разумеется.

— А тебе зачем нужны деньги? Хочешь жить во дворце?

— Нет, — фыркнув, ответила я, — Хочу уплыть за море. Повидать другие царства и народы.

— И навести шороху и там? — на лице капитана впервые появилась слабая улыбка.

— Без этого, похоже, никак, — подмигнув ответила я.

Калуф ненадолго замолчал. Его лицо приняло задумчивое выражение.

— Так когда мы начнём действовать?

— Днём. Атсу сейчас в отъезде, что нам на руку. Если он и поймёт, что за ограблением стояло нечто большее, то не сразу. А это значит, что у нас будет дополнительное время. Если подозрения мастера верны и торговец действительно виновен. Времени у нас не так уж много. Когда Атсу вернётся, пробраться в его дом будет намного сложнее.

— Всего лишь на одного оборотня больше, — фыркнул Калуф.

— Я всерьёз начинаю задаваться вопросом, как ты достиг своей должности. Вся прислуга в доме ведёт себя куда более раскрепощённо, когда хозяина нет дома.

— И часто ты противозаконными вещами занимаешься?

— Иногда приходится.

— Может, ты ещё и убиваешь? — голубые глаза Калуфа странно заблестели. В этот момент я поняла, что с вором по соседству он смириться сможет, но не с убийцей. Впрочем, этот взгляд я разделяю.

— Нет. Я не нарушаю законы Анубиса. Большинство из них, — серьёзно ответила я.

***

До рассвета мы с Авилиной и Калуфом готовились к предстоящему делу. По приказу мастера Секани нам выдали дымовые и усыпляющие бомбочки, отмычки и снадобье неуловимости, над которым поколдовала Авилина. Окружающие нас не заметят, но мы будем видеть друг друга.

Когда луну сменило солнце, мы отправились в путь. Улицы Харракара стали пустынными: мы встретили только одного тролля, спешащего по своим делам. Достигнув особняка, я первая забралась на дерево, бесшумно прошла по ветке и перепрыгнула на забор. Расстояние до дома оказалось неблизким и допрыгнуть до крыши в человеческом облике я бы точно не смогла. Но к стене примыкал навес, под которым стоял стол и несколько стульев. Я спрыгнула на него, а затем забралась на крышу дома, в чём мне немало помогло решётчатое окно. Калуф последовал моему примеру и вскоре оказался рядом. Авилина же понаблюдала за нами, а затем распахнула крылья, взмыла в воздух и грациозно приземлилась рядом с нами.

— Могли бы просто попросить, а не демонстрировать чудеса ловкости, — прошептала она.

— Не хочу второй раз получить подзатыльник, оскорбив твою гордость, — ответила я и оглянулась по сторонам.

На крыше был небольшой садик, несколько скамеек и столик для игры в сенет, где противники стараются первыми прийти к финишу на клетчатой доске. Здесь же был прямоугольный проход, ведущий в глубину дома. Я махнула рукой спутникам, чтобы они следовали за мной и ступила на каменную лестницу, ведущую вниз.

Интерьер дома оказался под стать статусу торговца: всё здесь сияло от блеска дорогих металлов и камней. Пол был вымощен плиткой, начищенной до такого состояния, что на ней можно было подскользнуться. Я мельком оглянула изящную мебель из тёмного дерева и многочисленные картины, висящие на стенах, а потом навострила уши: вся прислуга в доме уже легла спать, но я слышала шаги нескольких стражей, ходящих по обоим этажам. Но миновать их нам удалось без проблем.

Мы предположили, что сокровищница Атсу располагается в подвале, и оказались правы. Авилина с лёгкостью нашла спрятанный в кладовой под циновкой люк, вокруг которого голубоватым отблеском светились руны.

— Действие от снадобья спадёт, как только я начну колдовать, — одними губами прошептала гаргулья, — Закройте дверь.

Подруга склонилась над люком и осторожно провела кончиками пальцев по рунам, прошептав какое-то заклинание. Знаки вокруг люка тревожно замерцали и поменяли свет на зелёный. Авилина беззвучно ругнулась.

— Наги, — едва слышно прошептала подруга, — Их магия.

— Сможешь незаметно взломать? — также тихо поинтересовалась я.

— Конечно, — отозвалась Авилина и принялась шептать заклинание.

Как и все гаргульи, моя подруга всей душой ненавидела нагов. Представители змеиной расы — искусные заклинатели, но и неистовые фанатики Сета. Они зачастую используют тёмные ритуалы и проводят жертвоприношения. Ненависть гаргулий подпитывает ещё и древняя война, в ходе которой дети камня проиграли нагам и оказались на грани вымирания. А у Авилины есть дополнительный повод питать столь сильную вражду к змееподобной расе: именно от её представителей мы с мастером Секани спасли гаргулью.

Авилина довольно быстро нейтрализовала заклинание и показала мне на замок. Я понимающе кивнула и взялась за отмычки. Мы с подругой идеально дополняли друг друга в деле: она применяла магию, а я ловкость рук. Через несколько минут дужка замка с тихим щелчком отворилась, и я сняла его с петли. Калуф поднял крышку люка, и мы спустились вниз.

Лестница оказалась совсем короткой. У её основания нас ждал небольшой коридор с тремя арками, ведущими в сокровищницу. Я сразу же разглядела в темноте огромные деревянные сундуки, шкафы и столы, заставленные драгоценностями.

— Вот это да, — присвистнул Калуф, — Да тут денег хватит на содержание армии. И чёрт ногу сломает.

— Авилина, видишь магические ловушки?

— Нет, что странно. Но магия нагов присутствует.

Подруга закрыла глаза и сконцентрировалась. Я тем временем аккуратно шагнула вперёд, до предела навострив уши.

— Капитан, на всякий случай: не трогайте ничего без необходимости.

— Я не такой глупый, каким мог показаться тебе, — ответил Калуф.

— Вот и проверим.

Мне удалось отыскать подношение Амена для Меритсегер лишь спустя четверть часа. В жизни они оказались куда красивее изображения на пергаменте.

— Вам не кажется, что мы как-то слишком легко пробрались в сокровищницу? — задумчиво спросил Калуф. Он склонился над одним из столиков и рассматривал разложенные на нём документы.

— Если бы не помощь Авилины, мы бы сюда не проникли. Во всяком случае, бесшумно. Я могу обезвредить незаметно далеко не все магические замки.

— Всё равно слишком просто, — возразил Калуф, — Если бы у меня было столько богатств, то я бы более основательно подошёл к защите своей сокровищницы.

— Быть может… — я прервалась на полуслове.

Калуф склонился над пергаментами, на которых в хаотичном порядке крайне корявым почерком громоздились столбцы текста. Как будто неряшливый учёный изучал какой-то предмет и делал заметки. Часть текста была зачёркнута, другая же, наоборот, выделена. Но моё внимание привлёк отнюдь не он. Навыком расшифровки я всё равно не владела. Мой взор остановился на скипетре, нарисованном на одном из пергаментов. Жезл, усеянный драгоценными камнями, судя по всему, излучал свет. Моё сердце тревожно забилось в груди. Я судорожно начала перебирать документы и обнаружила ещё несколько пергаментов, на которых были нарисованы Древние Реликвии. Сомнений не оставалось. На одном листе кто-то небрежно нарисовал лазурит, который Яфеу по глупости схватил в гробнице. Я забыла про всякую осторожность, схватила кипу листов, скрутила её и спряла в нагрудный карман. Калуф с удивлением на меня посмотрел, но ничего не сказал. Наоборот, оборотень навострил уши и принюхивался.

— Сюда кто-то идёт, — настороженно произнёс капитан.

Я тоже услышала чьи-то аккуратные шаги, приближающиеся к кладовой с люком. Судя по запаху, нам решили нанести визит стражники дома.

— Авилина! — прошептала я, но подруга меня не услышала. Она стояла возле одной из стен и водила по ней руками, бормоча под нос очередное заклинание.

Я помотала головой и направилась к одной из колонн, доставая из мешочка усыпляющие бомбочки и платок, чтобы скрыть нижнюю часть лица. Калуф последовал моему примеру. Но не успели стражники спуститься в подземелье, как Авилина, всецело сосредоточенная на заклинании, вздрогнула. Стена перед ней покрылась белёсой дымкой и растворилась.

— Сюда, быстро! — шикнула гаргулья и первая растворилась в тени открывшегося прохода. Мы с Калуфом не стали ждать повторного приглашения и ринулись вперёд.

***

Мы оказались в огромной пещере на небольшой площадке с узкой лестницей, ведущей вниз. Голоса стражников невозможно было разобрать сквозь толстую стену, которая появилась вновь, стоило нам шагнуть в пещеру. Однако впереди мы с Калуфом отчётливо услышали чей-то тихий разговор.

— Авилина, растворишься в камне?

— Пожалуй, — нахмурившись, ответила гаргулья.

— Только не увлекайся, как обычно.

Подруга фыркнула и прикоснулась пальцами к неровной тёмно-серой скальной поверхности. Через несколько секунд она исчезла, а мы с Калуфом выпили остатки снадобья неуловимости и отправились вниз, стараясь ступать бесшумно.

Спустя непродолжительное время мы дошли до развилки. Лестница продолжила тянуться вниз, но по правую сторону распростёрся уступ, на котором стояли квадратные деревянные ящики, обитые металлическими пластинами. От них отчётливо разило магией.

— Сколько ещё времени потребуется? — услышала я чей-то голос и, недолго думая, нырнула за один из ящиков. Калуф спрятался рядом со мной и насторожился. Я же подобралась к краю уступа, чтобы разглядеть пещеру и присутствующих в ней незнакомцев.

Лестница тянулась по левой стороне пещеры. Она заканчивалась у узкого подземного ручейка, кольцом опоясывающего круглую платформу, на которой стояло семь оборотней и один орк. Последний, судя по одежде, был рабом.

«Интересно, какая судьба завела его сюда?» — пронеслась мимолётная мысль у меня в голове.

Орки — массивные темнокожие создания, привыкшие к вечному северному холоду и свободе. Они ненавидят жару и оборотней, потому что считают нас дикими зверями, превращающих всех неугодных в рабов.

— Мы почти закончили, — раболепно ответил другой оборотень, — Нам осталось добыть лишь последний артефакт.

— Ты это и в прошлый раз сказал, — разъярённо промолвил первый собеседник, — Когда будет результат?

— Господин Атсу, помилуйте, — задрожав, взмолился мужчина в потрёпанной жилетке и грязных шароварах, — Мы отправили в гробницу наёмника, но в дело вмешалась какая-то девка, и всё закончилось тем, что она разгромила кладбище.

В моё сердце словно игла впилась. Я посмотрела на Калуфа, но оборотень был целиком сосредоточен на разговоре.

— Меня не интересуют причины и оправдания! — прервал неуверенное объяснение оборотня Атсу, — Нам нужно раздобыть Око Анубиса как можно раньше!

Моё сердце громко и тревожно забилось в груди.

«Значит Меритсегер была права!»

Но я не успела поразмыслить над этим вопросом, потому что почувствовала чьё-то присутствие за спиной. Я оглянулась, но никого не увидела. Калуф сидел рядом со мной и ничего не заметил. Нахмурившись, я ещё раз окинула взглядом уступ и вздрогнула. Прямо надо мной совершенно внезапно появилось бледное лицо с широкими змеиными глазами и пухлыми синими губами.

— Гос-с-с-сти! — нага улыбнулась и молниеносно сотворила в воздухе руну. Я почувствовала, как с нас с Калуфом спал покров невидимости, а тело перестало слушаться меня.

— Интерес-с-с-с-сно. Думаю, мас-с-с-с-с-стер Атс-с-с-су захочет с-с-с вами поговорить.

Нага щёлкнула когтистыми, тонкими, словно прутья пальцами, и мы, будто марионетки, поднялись на ноги, не в силах бороться с чарами.

— Глупые оборотни, — с презрением прошипела нага, — С-за мной.

Колдунья поползла вперёд. Светлая чешуя цвета морской волны тускло блестела в отсветах пылающих факелов. Разговор между оборотнями стих в тот момент, когда колдунья произнесла первое слово. Мы с Калуфом словно безвольные куклы пошли за чародейкой, как неуклюжие деревянные куклы перешагивая ступеньки.

— Ратна, кого ты к нам привела? — прорычал Атсу.

— Они подс-с-с-слушивали, гос-с-с-сподин, — прошипела нага, — С-с-сс-тражники с-с-с-сообщ-щили, что кто-то пробралс-с-с-ся в в с-с-сокровищ-щницу, поэтому я реш-ш-ш-шила проверить.

— Значит, Секани наконец-то решился? — вопросил Атсу, глядя на нас.

Мы с Калуфом в ответ только хлопали ресницами.

— Просто убей их, — махнул рукой Атсу, — Секани всё равно опоздал. Да и вряд ли этот вор догадывается о наших истинных планах.

— С-с-с-с-слушаюс-с-сь, повелитель, — нага склонилась в поклоне и повернулась к нам… На её лице застыла предвкушающая улыбка: колдунья явно собиралась привести приказ в исполнение с удовольствием.

Нага развела руки в стороны и начала шипящим голосом читать заклинание. К её пальцам потекли красные нити, пульсирующие словно вены. Внезапно я почувствовала, что подчиняющее нас с Калуфом заклинание спало: моё тело вновь повиновалось воле разума. В нагу тем временем устремился острый камень, похожий на наконечник стрелы. Ратна прервала заклинание и едва увернулась от летящего в неё снаряда.

— Гаргулья, — яростно зашипела нага, выискивая Авилину.

Подруга не заставила себя долго ждать. Она появилась над нашими головами и парила в воздухе в своей каменной ипостаси. Авилина осклабилась, ощерив клыки. Гаргулья стала похожа на летучую мышь и демона одновременно: её лицо изменилось до неузнаваемости, уши стали острыми и длинными, а ноги ниже коленей превратились в когтистые лапы.

Я здраво рассудила, что не стоит вмешиваться в магическую дуэль. Поэтому схватилась за рукоять кнута и побежала к оборотням, которые оторопело смотрели на Авилину. Калуф очнулся раньше меня: капитан подбежал к орку и вырубил его одним ударом кулака. Заговорщики яростно зарычали и схватились за своё оружие. Схватка обещала быть весёлой.

Так и оказалось. Я отчаянно хлестала кнутом всех, кто пытался ко мне пробраться. Противники шипели и скалились. Они пытались обойти меня, найти слабое место. Хвала Анубису, за спиной стоял Калуф и охотно выдавал тумаков всем желающим. Однако, я не знала, насколько хватит моих сил. Оборотней было больше, а значит победить их можно не силой, а хитростью.

Пока я отчаянно придумывала варианты, в пещере подул холодный ветер. Поначалу он был таким слабым и незаметным, что никто не обратил на него внимания. Однако уже через несколько минут он превратился в ледяной шквал, пробирающий до костей. Будто кто-то открыл неподалёку проход в Дуат и замогильный холод пробрался оттуда в мир живых.

В противоположной от лестницы стороне пещера сужалась до прохода, который, очевидно, вёл на поверхность. Иначе я не смогла объяснить то, что кто-то бежал по нему в нашем направлении. Я прислушалась и моё сердце замерло. Лёгкий бег когтистых лап. Для любого оборотня невозможно ни с чем спутать этот звук. К нам бежала стая серпопардов.

***

Давным-давно Меритсегер попала в ловушку, устроенную Сетом для Осириса. Богиня была в отчаянном положении и никого не могла призвать на помощь. Но крики пленницы услышала любопытная змея. Она помогла Меритсегер и выкрала ключи от темницы у её тюремщика. Вместе они бежали от коварного бога. Сет, прознавший об этом, разъярился и призвал волну пламени, которая прокатилась по земле и высушила её, превратив в пустыню целое королевство. Меритсегер смогла выстоять против огня, но не её отважная спасительница: туловище змеи сгорело и осталось только голова. Тогда богиня нашла неподалёку камень и порезала палец. Несколько капель крови упали на змеиную голову. В следующее мгновение произошло чудо: отважная спасительница ожила, превратившись в серпопарда — великолепного зверя с туловищем льва и змеиной шеей и головой. С тех пор прошло немало времени. Серпопардов стало намного больше и все они верой и правдой служат Меритсегер.

Наши противники тоже поняли, кто бежит в пещеру. Оборотни с выражением ужаса на лицах бросились в рассыпную, и неудивительно: даже капля яда серпопарда смертельна для нас. А в проворности и скорости создания Меритсегер не уступают нам.

— Сешафи, беги! — рыкнул мне в ухо Калуф, но я стояла как статуя, не в силах сдвинуться от удивления.

Через мгновение в пещеру ворвались серпопарды. Их было не меньше дюжины: они неслись с грозным оскалом и горящими глазами. Но я не обратила на них ни малейшего внимания. Калуф схватил меня за руку и попытался увести, но я вывернулась из его хватки. Мой взгляд сосредоточился на оборотне с чёрной шерстью и серебристыми глазами, в которых не было ни капли безумия.

— Яфеу, — оторопело прошептала я.


Комментарии 4

2
Неожиданно, что преследовал её сам капитан стражи, это прямо на 5+. Странная девица, никому не верит, но при этом рискует жизнью ради "друга", который в конце может оказаться и не другом. В любом случае он уже поступил по отношению к ней странно, не был откровенен и, выходит, потерял доверие.
Ответить
0
=))
Одна ошибка и друг ошибся. :) А чем история в итоге обернётся, сейчас даже я не знаю.)
Спасибо за комментарий! ^_^
Ответить
1
Ну всё, команда почти в сборе! Думаю, амбал - возница очень органично в неё вписался бы)
Ответить
0
Намёк понят и принят!)
Ответить