Клуб любителей книг

Девочка с душой Феникса
6

Оглавление:

Глава 3
1

Ночью мне приснился странный сон. Я спряталась от кого-то в тёмном углу, сжавшись в комок. В кромешной тьме, окутавшей мир, невозможно было ничего разглядеть, но я чувствовала, как чья-то фигура ходит где-то вдалеке.

Неожиданно перед моим взором появился крошечный огонёк. Он задорно заплясал, привлекая внимание, а затем поплыл вперёд, будто зовя меня за собой. Я неловко поднялась и пошла за ним, осматриваясь по сторонам. Крошечный источник света разгорался и становился больше. Он превратился в небольшую огненную птицу с широким как веер хвостом и высоким гребешком. Её перья переливались тёплыми оттенками от ярко-красного до золотисто-жёлтого.

Птица летела сквозь мрак пока не привела меня к маме, которая крепко обняла меня. Я хотела рассказать ей про страшную тень, рыщущую в темноте, но сон лопнул, как мыльный пузырь, и я проснулась.

***

После завтрака родители куда-то ушли, строго-настрого наказав нам с Атреем оставаться в комнате. Заняться было решительно нечем, поэтому мы принялись играть в солдатиков. Вчерашний страх исчез, и изумрудные глаза брата лучились счастьем.

Ближе к обеду раздался аккуратный стук. Открыв дверь, я увидела на пороге внука Хагрима, держащего в пухлых руках две толстые книги. Мальчик сегодня выглядел здоровым: его щёки украшал милый румянец, а в зелёных глазах горел задорный огонёк. Юный гном быстро юркнул в комнату и прикрыл за собой дверь.

— Что ты здесь делаешь? — удивлённо спросил Атрей, наблюдая за мальчиком, который положил книги на круглый деревянный столик.

— Пришёл вам помочь. Меня зовут Ардан, — гномик прижал к груди сжатую в кулак ладонь в знак приветствия.

— Киара.

— Атрей, — брат не спускал пристального взгляда с мальчика.

— А что это у тебя за книги? — спросила я, подходя к столику.

— Бестиарий и энциклопедия.

— Что?

— В бестиариях описаны все животные, которые когда-либо встречались учёным. А в энциклопедиях… Написано обо всём на свете, — ответил Ардан тоном взрослого, объясняющего прописные истины ребёнку.

Я склонилась над столом, с интересом разглядывая толстые книги в кожаном переплёте, украшенном затейливыми узорами.

— И ты всё это прочитал? — поинтересовался Атрей.

— Да. Мои родители были учёными, а дедушка — старейшина. Да и гномы любопытны от природы.

— Твои родители были учёными? — удивлённо спросила я.

— Однажды они ушли в очередную экспедицию и исчезли, — сухо ответил Ардан с непроницаемым лицом и раскрыл одну из книг, оказавшуюся бестиарием. Неизвестные руны тонкими рядами испещрили пожелтевшие от времени страницы. Мы с Атреем не могли разобрать ни слова, но на толстых листах неизвестный мастер создал прекраснейшие иллюстрации с животными. Про большинство из них я никогда раньше и не слышала.

Моё внимание всецело захватила книга. Брат же в это время продолжал пристально следить за Арданом, медленно и с явным удовольствием переворачивающим страницы.

— Вот. Это Фениксы, — произнёс мальчик, остановившись на одном из разворотов.

На нём, рядом с колонками текста, распростёрли крылья две огненные птицы с широкими, словно веер, хвостами и высокими гребешками на голове. Фениксы были похожи друг на друга как две капли воды. Только у одного перья переливались разными оттенками от ярко-красного до золотисто-жёлтого, у второго же огонь из иссиня-чёрного плавно переходил в морозно-голубой.

У меня холодок по спине пробежался. Первый Феникс словно появился из моего сна. Пламя же у другого было в точности такого же цвета как то, которое я долгое время призывала сама.

— Почему они разные? — спросил Атрей, — Чёрный мне не нравится.

— Тут написано, что давным-давно из тёмного и светлого пламени родились два Феникса. Один из них дарил тепло и помогал всему живому расти и процветать, второй же сеял ужас и разрушение. Эти двое дали начало двум родам Фениксов. Так и повелось, что один род поддерживал жизнь и помогал смертным, а второй старался всё уничтожить, ввергнуть мир в вечно бушующее пламя. Во всяком случае, так говорят легенды.

— Помогали смертным? — переспросила я нахмурившись, — А сами Фениксы тогда какие?

— Это одна из особенностей Фениксов. Легенды гласят, что они бессмертные, — сказал Ардан, водя пальцем по строкам в книге, — Когда Феникс стареет, он ищет себе пристанище высокого в горах. Там он сгорает, оставляя после себя лишь пепел и маленькую искру, которая разгорается и превращается в птенца. Этот цикл повторяется каждые 500 лет. А ещё Фениксы помнят все свои предыдущие жизни. Отчасти поэтому они и считаются бессмертными.

— Никогда прежде не слышала про Фениксов, — потрясённо промолвила я.

— Про них почти никто не помнит, — пояснил Ардан, — Однажды Фениксы исчезли. С тех пор их никто не видел уже много веков.

— А как маги огня связаны с Фениксами? — спросил Атрей. Он тоже заинтересовался разговором и с любопытством разглядывал книгу, не забывая, впрочем, наблюдать за Арданом.

— Точно ответить на этот вопрос смогут только те, кто входит в Орден Феникса, про который в энциклопедии очень мало написано. Никто даже не знает, где он находится. Дед говорит, что маги считают, что силой огня обладают только потомки Фениксов. Только он и сам толком объяснить не может, что это значит. В книге же сказано только то, что рождение мага огня предсказывается заранее и представители Ордена находят семью чародея ещё до его рождения. Почему же тебя никто не нашёл? — Ардан вопросительно уставился на меня.

— А почему ты так магами и Фениксами интересуешься? — спросил Атрей.

Я же нахмурилась и сжала губы. Вопросов к родителям становится всё больше. Но никто не успел произнести ни слова, потому что в момент, когда в комнате воцарилась напряжённая тишина, в комнату вошли родители.

— Чем вы тут заняты? — спросила мама, разглядывая раскрытые книги. Мне показалось, что лицо её немного побледнело, когда она увидела раскрытый бестиарий.

— Ардан рассказывает нам про Фениксов и про Орден, — ответила я.

— Зачем? — родители зашли в комнату и закрыли за собой дверь.

— Я хочу помочь и думаю, что вам нужно это знать, — ответил Ардан, странно взглянув на маму.

— Как знания о Фениксах нам помогут? — мягко спросила мама, присев на низкий стульчик и серьёзно взглянув на юного гнома.

— Очевидно, что Киара не знает о происхождении своих способностей и не знает, как ими пользоваться. Я рассказываю всё, что сам знаю, в надежде ей помочь.

Мама так пристально взглянула на Ардана, будто хотела увидеть его душу.

— Ты знаешь, что возле горна? — после продолжительной паузы спросила она.

— Нет, — помотал головой Ардан, — Никто ничего не видел, но некоторые патрульные говорят, что чувствуют чьё-то присутствие. Будто кто-то наблюдает за ними. Но подземелье проверяют каждую неделю. Оно пустое. В нём нет ничего кроме толстого слоя льда и снега и замороженного горна.

— Киара, ты уверена, что хочешь пойти туда? — спросила мама.

— Да, — упрямо поджав губы ответила я.

— Мы так хотели уберечь тебя от этого, — мама не произнесла это вслух, но я прочла слова по её губам, — Ардан, ты сможешь присмотреть за Атреем, пока мы будем в подземелье?

— Разумеется, — юный гном приосанился, а на его лице застыло серьёзное выражение, — Можете на меня положиться.

— Спасибо, — мама улыбнулась Ардану краешками губ, — Киара, иди за мной.

Я послушно последовала в соседнюю комнату, в которой ночевали родители, и плотно притворила за собой тяжёлую деревянную дверь, испещрённую орнаментом.

— Знаю, что у тебя ко мне много вопросов. И я обещаю, что отвечу на них, но позже. Сейчас тебе надо знать лишь то, что мы с отцом с самого начала знали, что ты родишься магом и не хотели, чтобы твои способности повлияли на твою жизнь, — мама говорила медленно и спокойно, чтобы я всё поняла, но в глазах её горел лихорадочный блеск, — Киара, у нас с тобой совсем нет времени. Я не знаю, как учить тебя владеть той магией, которая дана тебе с рождения. Я могу передать тебе лишь те знания, которыми владею сама. Я уже сказала тебе, что только ты сама решаешь, с каким пламенем будешь дружить. Видела, какие перья были у тех Фениксов из книжки? Только тебе решать, какое пламя будет у тебя. Призывать огонь ты сама прекрасно умеешь. Осталось только научиться призывать то пламя, которое тебе по душе. Но запомни, что в разных ситуациях может пригодиться разное пламя. Чтобы спасти гномов нужно тёплое, золотистое пламя. Только оно сможет разжечь горн и не разрушить его. Мы пойдём в подземелье только, если ты обещаешь слушаться меня. И мы с отцом ещё поговорим с гномами… Очевидно, что ведьма устроила ловушку в подземелье, но я никак не могу увидеть, что именно она сделала.

Мама замолчала и откинулась на спинку деревянного кресла, обитого бархатом. Спина её, однако, была напряжена и напоминала прямую доску. Я села рядом с ней и принялась рассматривать белый потолок, крепко задумавшись над услышанным.

— Я обещаю тебя слушаться. И папу тоже. Но я всё же хочу знать, почему вы сбежали и от кого?

— От Ордена Феникса, — вздохнув ответила мама. Она закрыла глаза и начала потирать переносицу, — В Ордене свои порядки, дочка. Помимо магов огня в него входят семьи воинов, ведьм и многих других. Видишь ли, маг огня может стать очень опасным, если будет использовать только тёмное пламя. Его душа со временем почернеет и он перестанет различать добро и зло в мире. Чтобы маги огня не сотворили много бед, с самого начала существования Ордена в его рядах были созданы отряды ведьм и воинов, которым должно было следить за порядком и равновесием. Я и твой отец родились в семьях, служащих Ордену уже несколько веков. А сбежали мы, потому что хотели защитить тебя. Баланс в Ордене нарушен, поэтому были вынуждены бежать.

— Что значит «баланс в Ордене нарушен»? — нахмурившись спросила я.

— Ответ на этот вопрос ты получишь позже, — мама посмотрела на меня и погладила по голове, — Сейчас нужно сосредоточиться на главном. Вспомни свои чувства, когда помогла Ардану. Вспомни, какой огонь ты призвала. Именно он и нужен гномам. Только он их спасёт. И запомни, что ты можешь положиться на меня. Я не маг, как ты, но смогу помочь в нужный момент.

— Ты не маг, но?.. — робко спросила я.

— Я тоже чародейка, но мои силы иного рода. В материальном мире они не проявляются.

— Как это? — недоуменно вопросила я.

— Как и Фениксы, в мире есть ведьмы светлые, а есть тёмные. Светлые стараются жить тихой незаметной жизнью и помогают людям. Их… нас, как правило, называют знахарками. Но есть ведьмы злые, как та, которую ты встретила в лесу. Они преследуют исключительно свои эгоистичные и коварные помыслы и не заботятся ни о ком, кроме себя.

— Но почему вы с папой раньше всегда говорили, что ведьмы бывают только злыми и их надо опасаться?

— Киара, ты не самый послушный ребёнок. И объяснить тебе что-то довольно сложно. Если бы мы сказали тебе, что ведьмы и добрыми бывают, то ты бы наверняка подумала, что та ведьма из леса — одна из них, потому что слишком упрямая и никогда меня не слушаешь.

Я недовольно поджала губы, но кивнула, признавая справедливость объяснения.

— Мы ещё поговорим с тобой, когда вернёмся, обещаю. Сейчас нужно только, чтобы ты помнила, каким должно быть твоё пламя, — мама ласково мне улыбнулась и нежно провела пальцами по щеке, — Давай-ка мы с тобой потренируемся.

Мама взяла мои ладошки и начала растирать их в центе большими пальцами.

— Запомни, что огонь — твой друг. Ты его призываешь себе на помощь, но не думай, что ты полностью его контролируешь. Забудь вообще это слово. Ты должна дружить с огнём. Он, как и мы, и прочие стихии, вполне живой. Фениксы были рождены из пламени, а не наоборот. Помни это.

— Хорошо, — я покорно кивнула.

— Вот, — сказала мама и отпустила мои ладошки. В их центре как-будто появились две огненные воронки, — Попробуй призвать золотое пламя. Просто огонёк.

Я кивнула и закрыла глаза. Перед моим взором опять возник светлый Феникс. Он был таким же маленьким, но его оперение стало значительно ярче. Птица взмахнула крыльями, от которых посыпались искры. Я открыла глаза и увидела, что над моими ладошками витает тёплый золотистый огонёк.

— Молодец, — нежно сказала мама, — Огонь чувствует твои эмоции и чувства. Он может стать хорошим другом или сжечь тебя.

— Сжечь? — испуганно спросила я.

— Такое тоже случалось, — коротко ответила мама нахмурившись, — Некоторые маги не могут справиться со своей силой, и, в конце концов, она их уничтожает.

Я поёжилась и втянула голову в плечи.

— Тебе это не грозит, если ты выберешь правильный путь. А я помогу тебе его увидеть.

— Хорошо, — тихо ответила я и вновь посмотрела на огонёк. Он был тёплым и вызвал у меня ощущение умиротворённости и безмятежного счастья. Я встала с кресла и подошла к полыхающему камину.

— А ты правда живой? — прошептала я, глядя на безжизненное пламя, охватившее расколотые поленья. Огонёк в моих руках затрепыхался и начал расти. Я испуганно отступила назад и чуть не вскрикнула, но мой возглас комом застрял в горле. Огонёк же распустился словно цветок из которого начали вылетать маленькие птички. Они стайкой закружились над моей головой и поднялись к люстре с зажжёнными свечами. Огоньки над ними тут же поменяли свой цвет: вместо безжизненно-белых они стали привычными жёлто-рыжими. Я восторженно смотрела на летающих птичек, а потом взглянула на маму. Её выражение лица трудно было описать в тот момент: оно выражало и страх, и радость одновременно.

— Молодец, Киара. Пожалуй, на сегодня хватит.

Я кивнула и обратилась к пламени над своими ладошками. Птички тут же исчезли, а огонёк будто подмигнул мне напоследок и рассыпался тысячей искр.

— Посидите пока что с Арданом. Мы с отцом найдём Хагрима и поговорим с ним.

— Ладно, — я поцеловала маму в щёку и убежала в комнату.

***

До вечера мы играли с нашим новым другом. Юный гном, вначале бывший серьёзным, оказался весёлым и шутливым мальчиком. Мы быстро с ним разговорились, и к вечеру они с Атреем, к моему полнейшему изумлению, стали лучшими друзьями. Но самым удивительным для меня оказался искренний смех моего брата: мягкий и мелодичный. Услышав его, мне стало ужасно обидно, что все эти годы я ревновала Атрея к родителям.

Когда свет с улицы, проникающий сквозь круглое окно в деревянной раме, потускнел, в комнату вошла Хельга. Старушка выглядела также доброжелательно и опрятно, как и вчера вечером.

— Ну-ка, детки, собирайтесь, — сказала она, — Пора ужинать.

Хозяйка дома провела нас по коридору, на стенах которого в тяжёлых рамах висели портреты гномов, в столовую. Родители и старейшины уже сидели за столом. Как и вчера их силуэты жутковато освещал призрачный свет полыхающего в камине огня. Гномы, все как один, сидели с неестественно выпрямленными спинами. Только Хагрим сидел спокойно и заговорщически мне подмигнул.

— Мы согласны отпустить дочь к горну, но пойдём вместе с вами, — без предисловий произнёс отец, — Взамен просим вас поклясться, что вы будете защищать нашу дочь даже ценой собственной жизни. И присмотрите за нашим сыном, пока нас не будет.

— Разумеется, — ответила Хагрим. Остальные старейшины, кажется, не могли вымолвить ни слова, — Мы даём клятву, что будем защищать вашу дочь от всякой опасности, которая скрыта в подземелье. Даже если ценой будет наша собственная жизнь. Ваш ребёнок не пострадает.

Остальные гномы тут же поддержали Хагрима и уверили родителей, что меня будут охранять как зеницу ока.

— А также мы просим не рассказывать о нашей дочери Ордену, — добавила мама. Её голос дрожал от напряжения, — На ваши призывы о помощи он мог и не откликаться, но Киара точно привлечёт внимание магов.

— Обещаем, что о ней мы тоже никому не расскажем, — произнёс Хагрим.

— Хорошо, — коротко сказал отец.

— Спасибо, — встав со стула сказал Солдрин с явным облегчением и поднял огромную пивную кружку, над которой шапкой поднималась пена, — Мы не можем выразить степень нашей благодарности.

Гномы согласно закивали и тоже подняли свои кружки. Чуть склонив головы в знак признательности, они залпом выпили содержимое, после чего вытерли пену с усов рукавом одежды.

— Нам потребуется один день, чтобы закончить все приготовления и подобрать для вас подходящую броню. Мы также найдём подходящий артефакт для Киары, что бы её защищали не только наши топоры и щиты, но и древняя магия, — продолжил Солдрин, — Пока же просим вас чувствовать себя как дома и ни о чём не переживать.

Весь оставшийся вечер гномы шутили и громко смеялись. К моему удивлению, отец быстро нашёл с ними общий язык и влился в разговор. Мама же в основном молча наблюдала за происходящим. Поначалу родители и старейшины чувствовали себя неуютно, но, видимо, всё же решили забыть про смятение и предстоящее испытание хотя бы на один вечер.

Рано утром следующего дня родители ушли вместе с Хагримом, а я, брат и Ардан отправились гулять по городу. Перед тем, как выйти из дома, друг отвёл меня в сторону и протянул серебряное кольцо с маленьким фиолетовым камнем. Изнутри на нём аккуратной вязью были выгравированы руны.

— Это тебе, — опять с серьёзным видом сказал юный гном, — На вид похоже на обычное кольцо, но оно может тебе помочь. В подземелье очень холодно, а ты — маг огня. Если в какой-то момент у тебя закончатся силы, переверни кольцо на пальце камнем внутрь, артефакт поможет восстановить потраченный запас магии.

— Спасибо, — поблагодарила я и молча обняла друга.

— Довольно простенький, но хитрый артефакт, — несколько смущённо добавил Ардан, — Ни один маг не обратит на него внимания, потому что у кольца скрыто магическое излучение. И действует оно только для своего владельца.

— Спасибо, — улыбнулась я гному и надела кольцо на палец. Ардан улыбнулся в ответ, и мы втроём вышли из дома.

Вначале друг завёл нас в самые большие мастерские города. Так выяснилось, что гномы знатоки не только в кузнечном деле, но и в столярном, и ювелирном. Созданные ими вещицы, лежавшие на каменных прилавках, поражали своей красотой и простотой одновременно. В городе расположилась и воистину огромная библиотека, в круглых залах которой, словно деревья в лесу, высились длинные деревянные полки. Книги здесь собирались явно не одно поколение. И написаны они были не только на родном языке гномов, но и на всеобщем. Не уверена, что смогла бы их всех прочитать, даже за несколько месяцев.

Весть о том, что в городе появился маг огня, распространилась быстрее лесного пожара. Все прохожие смотрели на нас с неподдельным любопытством. Некоторые из них даже подходили, здоровались и благодарили меня, на что я рассеяно хлопала глазами и слабо улыбалась.

— Так дело не пойдёт, — наконец промолвил Ардан, — Возвращаемся домой. Киара, могу прихватить тебе пару книг из библиотеки, если хочешь.

Увидев улыбку на моём лице, мальчик подмигнул, и мы вернулись в обитель знаний, где нашли ещё один бестиарий, написанный на всеобщем языке.

***

На следующий день я проснулась рано утром. Почему-то я была уверена, что ночью в комнату заходила мама, которая долго сидела возле моей кровати и, взяв меня за руку, шептала непонятные слова.

Из окна тускло лился свет и не было слышно ставшего уже привычным гула голосов и скрипа колёс разъезжающих по улице тележек, нагруженных инструментами или товарами для торговли с «наземниками», как их называли гномы.

— Вы ведь справитесь? — в тишине внезапно раздался голос брата, который взглянул на меня встревоженным и одновременно серьёзным взглядом, как настоящий взрослый.

— С нами будет отряд опытных воинов. Конечно, мы справимся, — уверенно ответила я, хотя тревога, объявшая сердце ещё с вечера, кольнула меня изнутри.

— Не подведи меня и родителей. Они согласились на это из-за тебя, а не ради гномов, — мрачно сказал брат. На ребёнка он сейчас не был похож совершенно.

— Не подведу, — ответила я и встала с кровати, услышав в коридоре тяжёлые шаги Хельги.

В столовой вместе с родителями сидел Солдрин, очевидно, возглавляющий так называемую экспедицию. Старейшина был облачён в тяжёлую латную броню, а рядом с ним прислонилась к стене, на которой висели шкуры животных, внушительных размеров секира. Гном кивнул, увидев меня, и придвинулся к столу.

— Не будем мешкать. Выдвигаемся после завтрака. Мы подготовили всем вам броню, которую вы найдёте в своих комнатах, — быстро выпалил Солдрин взволнованным, но уверенным голосом.

— А это мы нашли для Киары и для вас, — гном посмотрел на маму, — Новые артефакты мы не можем создавать, потому что горн заморожен. Но в этих ещё сохранилась сила, которая сделает вас невидимыми. Ни одна живая душа не догадается о вашем существовании.

Старейшина открыл и подвинул нам две маленьких коробочки, в которых на чёрных бархатных подушечках лежали кулоны с синим, словно морские волны, камнем, по форме напоминавшем слезу.

— От всего сердца вас благодарю, — произнесла мама, внимательно рассмотревшая кулоны.

— Чтобы привести артефакты в действие, достаточно прикоснуться к камню, — ответил Солдрин, — Кулоны связаны между собой, поэтому вы с дочерью будете видеть друг друга.

После завтрака, тишину которого разгонял только редкий стук ложек и редкий скрип половиц, я вернулась в комнату. На кровати я нашла укреплённый кожаный нагрудник, толстые тёплые штаны и свитер из овечьей шерсти, высокие светло-коричневые сапоги и тёмно-зелёный плащ, обитый мехом. Тут же лежал пояс, к которому был прикреплён маленький кинжал. Я не знала, зачем он мне может пригодиться, но взяла и его, пожав плечами.

На улице прямо перед домом Хагрима нас уже ждал отряд вооружённых до зубов гномов. Увидев нас с родителями, они стукнули топорами о щиты и что-то выкрикнули. Мама с папой тоже напоминали воинов: мама была в лёгких кожаных доспехах светло-коричневого цвета, а отец в тёмных кольчужных. За его спиной висел двуручный меч с изумрудом на эфесе.

Когда на пороге дома показался Солдрин, гномы ещё раз что-то выкрикнули на своём языке и расступились, пропуская командира вперёд. Старейшина ободряюще мне улыбнулся и пошёл вперёд, а за ним последовали и воины. Мама тем временем взяла меня за руку и оглядела с ног до головы.

— Киара, ты готова? — её и так бледное лицо стало ещё светлее, а под глазами пролегли тени.

— Готова. Ты не смогла уснуть? — обеспокоенно спросила я.

— Не важно, — ответила мама, — Пойдёмте.

На центральной площади, казалось, собрался весь город. При нашем приближении гномы расступились и пытались взглядами отыскать меня, спрятавшуюся за широкими спинами впереди идущих гномов и родителей, окруживших меня по бокам. В первом ряду уже стояли Ардан и Атрей, которого уже не было в комнате, когда я вернулась переодеваться. У мальчишек были такие серьёзные лица, будто это они руководили всей процессией.

В центре площади возле широкого круглого постамента, по бокам исписанного рунами, стояли старейшины, облачённые в традиционные одеяния. Все, кроме Солдрина, надели широкие синие рубахи с вышитым на них орнаментом, коричневые штаны и невысокие сапоги.

— Сегодня, — неожиданно громогласным голосом возвестил Хагрим, — Мы провожаем в путь наших самых отважных воинов. И мы молим наших предков и богов Камня, чтобы путь их завершился успехом. Услышьте нас, властители и потомки Камня! Позвольте вернуть священный огонь!

Как только последнее слово, эхом разгуливающее в воздухе, стихло, все гномы начали топать и запели ритмичную песню. Я не понимала ни слова, но почувствовала небывалый подъём сил и воодушевление. Затем старейшины подошли к белоснежному мраморному постаменту и приложили к специальным выемкам восемь круглых каменных печатей. В следующее мгновение постамент провалился вниз, разделился на части и открыл проход, по периметру которого тянулась вниз винтовая лестница. Освещали её такие же магические огни, которые горели в городе повсеместно.

Гномы, вслед за Солдрином, начали спускаться по лестнице. Я посмотрела напоследок на Атрея и Ардана. Юный гном мне улыбнулся, а брат опять серьёзно взглянул и кивнул. Я махнула рукой в ответ и, держа маму за руку, шагнула на первую ступень длинной лестницы. Мы вместе прикоснулись к камням на кулонах и исчезли от взглядов провожающих нас гномов.

Мне показалось, что мы спускаемся несколько часов. Воздух с каждым шагом становился всё холоднее и холоднее. Вскоре он начал пробирать до костей. Даже доспехи покрылись инеем, а из ртов и носов валил густой пар, затмевающий мерцание магических огней.

Лестница заканчивалась круглой площадью, похожей на ту, которая была на поверхности. Только вместо белых камней, устилающих пол, здесь были горы снега и толстый слой льда. А в центре вместо круглого постамента одиноко стоял замороженный горн. Гномы и отец разошлись по площади. Они зажгли факелы и внимательно осматриваясь, а мы с мамой остались стоять на одной из последних ступеней.

У меня сложилось впечатление, что мы очутились на дне колодца, из которого не было выхода. Здесь было пусто и неуютно, а ещё я чувствовала чьё-то присутствие. . Я крепко вцепилась в ладонь матери. Мне казалось, что, если я спущусь с лестницы и ступлю на пол, то ловушка захлопнется и никто отсюда не выберется.

— Мама, тут кто-то есть, — сдавленным голосом прохрипела я, — Я не вижу это, но оно здесь точно есть.

— Знаю. Не отпускай мою руку и иди за мной.

Мы спустились с последней ступеньки и это стало нашей ошибкой. По стенам тонкими ручейками, складывающимися в узор, полился холодный голубой свет. Горн окутался густым паром, в глубине которого проглядывала огромная крылатая фигура.

— Я знаю, что ты здесь! — проревел чей-то низкий голос. В следующую секунду пар вокруг горна рассеялся и перед нами явился ледяной демон.


Комментарии 2

0

А где изюминка? Меньше повторов, ближе к делу!

1

-_-

На самом деле я рада, что у меня есть вы. Потому что сама бы я свои тексты и персонажей завела бы на дно.
/* Неловкая улыбка. */