Клуб любителей книг

Девочка с душой Феникса
5

Оглавление:

Глава 2
3

Падение прекратилось также внезапно как и началось. Я почувствовала, что лежу на чём-то мягком и холодном, а морозный воздух щиплет сухие нос и щёки.

— Киара, Атрей, вы целы? — раздался неподалёку голос матери, и я открыла глаза.

Я обнаружила, что лежу в глубоком сугробе. Над головой возвышаются высокие ели, меж верхушек которых распростёрлось серое небо. Мохнатые ветки склонялись к земле от тяжести налипшего снега. Мама помогла встать Атрею и теперь отряхивала его от снега, а отец склонился надо мной.

— Киара, поднимайся. Снег холодный, — смуглое лицо отца не выражало абсолютно ничего, но в серо-голубых глазах читалось беспокойство.

— Киара, ты знаешь, где мы? — спросила мама. Она осматривалась по сторонам, но вокруг не было никаких подсказок. Мы очутились на крошечной полянке посреди леса. И я была уверена, что он находится далеко от нашего дома.

— Не знаю, — испуганно ответила я, — Не знаю, где мы, и как так получилось.

— Успокойся, — прервала скоропалительный поток моих слов мама, — Идите за нами с отцом и ни на шаг не отставайте.

Пока мы разговаривали с мамой, отец уже успел осмотреться вокруг и пару раз склониться над землёй. А затем, не сказав ни слова, он ушёл с полянки, ступив на одну из узких тропинок, спрятанную за кустом можжевельника. Я же никак не могла понять, почему родители оставались такими спокойными. Как будто для них было привычным делом внезапно переместиться в незнакомое место.

Мы успели пройти по тропинке вслед за отцом совсем немного, когда услышали чьи-то приглушённые неразборчивые причитания. Родители, шедшие впереди, тут же остановились и переглянулись. Через мгновение мама кивнула и отец пошёл вперёд, а мы остались стоять, гадая, что ждёт нас за пушистыми ветвями елей.

— Ика, подойди сюда, — послышался голос отца, по привычке используя сокращённое имя.

Мы с братом пошли вслед за мамой. Атрей крепко схватил меня за руку, но вглядывался вперёд с любопытством, а не страхом. Мы вышли на небольшую опушку, окружённую высокими елями. По протоптанной тропинке брело крайне странное существо. У него был огромный горб, а лицо невозможно было разглядеть из-за сползшей на глаза меховой шапки, пышных усов и седой бороды, заплетённой в косички. Незнакомец был не выше меня ростом, и я не сразу поняла, кто перед нами.

— Гном! — воскликнула я, изумлённо разглядывая незнакомца в тёплой красной куртке, обитой мехом, шерстяных штанах и высоких коричневых сапогах.

На наше появление бредущий незнакомец никак не отреагировал. Он видимо даже не заметил наше присутствие. Мама с папой ещё раз переглянулись, словно общались мысленно, а я, сгорая от любопытства, подбежала к причитающему старичку.

— Киара, вернись назад! — закричала мама.

Старичок вздрогнул, оборвал поток слов на неизвестном языке и удивлённо посмотрел на нас. Я вернулась к маме, которая схватила меня за руку и спрятала за спину.

— Как вы здесь оказались? — удивлённо спросил незнакомец.

— Мы заблудились в лесу. Как дойти до ближайшего города или деревни? — спросил отец.

— Если вы поможете мне донести внука, я с радостью дам вам кров в моём доме. Вижу, вы не местные. А до ближайшего человеческого города два дня конного пути, не меньше.

— Внука? — недоуменно вопросил отец.

Старичок вздохнул и повернулся. Оказалось, что горб на его спине — это маленький гном, укрытый плащом. Мальчик даже не открыл глаза и никак не отреагировал на наше появление. Его круглое, совсем ещё детское лицо было таким же белым, как снег, припорошивший мохнатые ветви, а из посиневших от холода губ едва заметно вырывался пар.

— Надо его согреть, — сказала я, выйдя из-за спины матери и подойдя к гному. Атрей же не спешил подходить к старичку и остался стоять на месте.

— Только здесь негде добыть огонь, — сказал незнакомец с горечью. — И я боюсь, что не успею донести его до города.

В этот момент по моему телу неожиданно разлилась непривычная теплота, а меж лопаток кожу защипало от жара. Мои ладони окутали языки огня. Но он был не привычного иссиня-чёрного цвета, а золотистого.

— Киара! — испуганно вскрикнула мама, а отец схватил за шиворот и притянул к себе.

— Ваша дочь… Маг огня? — опешив спросил старичок. В его глазах не было ни капли страха, но благоговейный трепет.

— Никому не говор… — начал было отец, но не успел закончить фразу. Гном низко поклонился и промолвил:

— Госпожа маг, помогите моему внуку, прошу вас.

На минуту на опушке воцарилась тишина. Только пламя на моих ладонях весело трещало.

— Что? — я изумлённо вскинула брови и быстро спрятала руки за спиной, — Но я не умею.

— Киара, — неожиданно сказала мама, подошла ко мне и присела, — Забудь про свои страхи и злобу. Твой огонь зависит только от тебя. Вспомни, какие чувства ты испытывала, когда призвала его в первый раз, — мягко начала объяснять мама, — Огонь может и разрушать, и созидать. Нужно только сделать правильный выбор. Только тебе решать, как использовать свой дар.

— Но…

— Киара, у нас мало времени. Сосредоточься. Тебе не нужно призывать пламя и разжигать костёр. Представь, как огонь согревает этого ребёнка, растекается теплом по его телу. Сейчас только ты можешь ему помочь. Я буду рядом с тобой.

Слова мамы привели меня в смятение. Мне всегда говорили прятать огонь, а сейчас просят использовать? Глаза матери в тот момент необыкновенно мерцали, а её взгляд наполнил мою душу теплом. Я подошла к гномику, которого старец устроил у себя на коленях, схватила его за ладонь и крепко зажмурилась. Я не знала, что делать, и начала волноваться, но почувствовав руку мамы на своём плече, в миг успокоилась. В душе сразу воцарились лёгкость и позабытая радость. Искристая, будто солнечные лучи на белоснежном снегу.

Я почувствовала, как тёплое кроткое пламя разливается по телу и концентрируется в ладонях, изливаясь из них волнами тепла. Оно коконом окутало гномика и устремилось к его сердцу. Буквально через несколько минут мальчик ожил. Его лицо стало румяным, а губы розовыми. Старичок, с навернувшимися на глаза слезами, сначала дал пареньку подзатыльник, а затем крепко обнял.

— Я обязан вам жизнью за спасение внука! — воскликнул старичок, — Одни боги ведают, что бы произошло, если бы не вы. Вы должны посетить мой дом. Позвольте мне отблагодарить вас хотя бы гостеприимством.

Но родители ничего не ответили. Они по обыкновению смотрели друг на друга, будто им действительно хватало одного лишь взгляда, чтобы понять, о чём их мысли.

— Мама, это гномы, — тихо сказала я, — я про них много читала в книгах. Гномы — самые радушные и добрые из всех народов. Прямо как феи.

— Про книги мы с тобой потом поговорим, — нахмурившись ответила мама, и вновь посмотрела на отца. Его голубые глаза стали серыми, словно превратились в две грозовые тучи.

— Вианор, пойдём, — сказала мама, но отец упрямо стоял и даже не думал пошевелиться, — У нас нет другого выбора.

Отец некоторое время молчал, обдумывая положение дел, а затем неохотно кивнул и взял меня за руку.

— Хорошо, — наконец сказал он, — Благодарим за ваше приглашение.

Старичок искренне улыбнулся.

— Позвольте представиться. Меня зовут Хагрим. Я один из старейшин Совета.

Я удивлённо ахнула и посмотрела на старца восхищённым взглядом. Совет управлял городом и его слово было непререкаемым. Оказаться гостем в доме одного из старейшин было большой честью для самих гномов, и, тем более, для чужеземцев.

Гном тем временем повёл нас вглубь леса. По дороге он постоянно разговаривал и благодарил нас за спасение внука. Мне старейшина показался весьма добродушным и милым. Юный гномик же шёл тихо и старался не издавать ни звука. Периодически дед грозно на него смотрел и грозил кулаком.

Мы шли по извилистой тропинке меж елей, пока старичок неожиданно не остановился. Я чуть не столкнулась с мамой, потому что всю дорогу разглядывала верхушки елей и пыталась высмотреть щебечущих меж густых ветвей птиц. Седовласый гном топнул ногой, и в следующее мгновение прямо перед ним разверзлась пропасть.

Я неуверенно посмотрела на зияющий чернотой проход — замкнутое пространство, уводящее в недра земли. Поёжившись я ступила вслед за отцом под полог тени.

***

Спустившись по пологому склону, мы оказались в подземном коридоре, тьму которого разгоняли мерцающие мертвенно-белым светом магические огни. Мы очень долго шли вдоль стен из серого камня, прежде чем увидели впереди широкую арку, за которой раскинулся город. Он оказался куда больше и красивее, чем на иллюстрациях в книгах. Домики из серого камня возвышались рядами, как в амфитеатре. Между ними огромными кольцами трудолюбивые гномы проложили дороги, вымощенные тёмным камнем с редкими алыми прожилками. К центру города, который был большой круглой площадью, вели широкие лестницы, разделяющие город на двенадцать частей, словно циферблат часов. Казалось, под землёй должно быть тихо и одиноко, но холодный воздух был наполнен голосами гномов, скрипом колёс разъезжающих по улицам телег и звуками ударов молотов о наковальни.

Старичок немного подождал, пока мы изумлённо разглядывали подземный город, а затем деликатно кашлянул, привлекая наше внимание. Гном повёл нас вниз по лестнице, и мы оказались на улице, опоясывающей центральную площадь. Гномы смотрели на нас с любопытством и перешёптывались. Но куда интереснее самих гномов для меня почему-то оказались дома, из окон которых лился всё тот же мертвенный свет.

В городе оказалось очень много мастерских. Я читала в книгах, что гномы — очень трудолюбивый народ, но и предположить не могла, что ремесло занимает столь важную роль в их жизни.

Город мне очень понравился. Но мертвенно-белый свет, исходящий от сферы, расположившейся под сводом, убивал всякий уют. Даже центральная площадь, вымощенная белым камнем, чем-то напоминала серебряную монету. Сама же сфера, испускающая свет, казалась мне вмёрзшим в горную породу куском льда, внутри которого клубится холод.

Дом старичка примыкал к площади. Он был одноэтажным, но очень большим. Гном отворил каменную дверь, которая оказалась не запертой, и жестом пригласил нас внутрь. Его внук, который за всю дорогу не произнёс ни звука, затравленно посмотрел на деда и первым юркнул внутрь. Я замешкалась ненадолго и зашла вместе с братом, крепко схватив его за руку, отчего Атрей удивлённо поднял брови.

Внутри дом оказался просторным и светлым. Потолки в нём были высокие, так что родителям даже не пришлось склонятьголовы. Мы оказались в круглой комнате с каменными стенами и деревянным потолком, выкрашенным белой краской. На противоположной от входа стороне было пять арок, ведущих в другие комнаты. На полу лежал огромный ковёр с затейливыми узорами, а в центре расположился низкий круглый столик, на котором стоял горшок с чем-то очень похожим на цветок. Будь у него обычные зелёные листья, я бы непременно распознала в нём растение, но неведомое мне чудо как будто состояло из маленьких кристаллов голубого цвета и таинственно мерцало.

— Проходите, не стесняйтесь, — сказал старичок, — Хельга, у нас гости. Подготовь комнаты.

На зов гнома в одной из арок показалась миловидная жена гнома. У неё были светлые волосы, заплетённые в две косички, спрятанные под белым чепцом. Хозяйка дома была одета в коричневое платье до пола с белым передником. Окинув нас любопытным взглядом голубых глаз, она кивнула и в мгновение ока скрылась в одной из арок.

— Пока Хельга готовит ваши комнаты, вы можете осмотреться.

В доме было вполне уютно, хоть в убранстве и чувствовалась мужская рука, придавшая обстановке долю аскетичности. В каждой комнате были инструменты. Они либо лежали на полках, либо в сундуках. Стены были отделаны тёмно-коричневыми деревянными панелями, а вся мебель собрана из светлого дерева.

Хельга справилась со своей задачей очень быстро. Мы не успели осмотреть весь дом, как она вернулась и сообщила, что комнаты готовы.

— Отдохните сперва, а потом приходите на ужин, тепло улыбнувшись, сказал Хагрим.

Родителям выделили просторную комнату с широкой кроватью, камином, ковром, зеркалом и туалетным столиком. Нас с братом поселили в комнату поменьше. Здесь было две кровати, небольшой низкий столик и полка с игрушками ручной работы. Они были такими красивыми, что мне боязно было к ним прикоснуться. Стоял здесь и шкаф с стеклянными дверцами, сквозь которые проглядывали корешки книг, аккуратно расставленных на полках. Я возбужденно на них посмотрела, но взять без разрешения не решилась.

Мы с братом, уставшие после длинной дороги, заснули в мгновение ока, даже не переодевшись. Атрей успел только сказать: «А ты хорошая...», после чего погрузился в мир сновидений.

Разбудил нас запах запечённого мяса, приятно защекотавший ноздри. В животах у меня и брата одновременно заурчало, и мы наперегонки выбежали из комнаты, но встретив суровый взгляд матери, стоявшей в коридоре, тут же остановились.

— Сначала переоденьтесь, и не забудьте помыть руки. Воду вам принесли. И не бегайте. Не забывайте, что вы в гостях.

Новую одежду кто-то заботливо сложил на край кроватей. Мне гномы выдали коричневую шерстяную юбку, чулки, свитер, жилетку и чёрные лакированные туфельки. У Атрею же вместо юбки и чулок принесли штаны, а вместо туфель — кожанные ботинки. Теперь мы с братом напоминали юных гномов.

Родители ждали нас в коридоре. Лица у них были настороженные, и они постоянно переглядывались. Внезапно появившаяся Хельга провела нас в столовую, где, помимо Хагрима, за длинным каменным столом сидело ещё восемь гномов. У них были пышные длинные бороды, заплетённые в косы. Самым седовласым оказался Хагрим, волосы остальных гномов едва тронула седина.

При нашем появлении гномы дружно встали и поприветствовали нас, но все их взгляды были направлены в мою сторону, будто я была реликвией в антикварной лавке. Я невольно попятилась от такого внимания и взяла маму за руку.

— Пожалуйста, проходите, — сказал один из гномов. Его каштанового цвета борода была самой пышной и седых волос в ней почти не было.

— Что вам от нас на самом деле нужно? — мрачно вопросил отец, выступив вперёд. Мама схватила нас с братом за руки и прижала к себе.

— Не бойтесь и присаживаетесь, — засуетился Хагрим, — Мы сейчас вам всё объясним и покажем.

— Я бы сначала хотел услышать объяснения, — отец не сдвинулся с места.

— Даю вам слово!. Если пожелаете, мы вам поможем добраться до ближайшего человеческого города. Но сейчас хотя бы выслушайте нас и поешьте, — старичок жалобно на нас посмотрел с такой мольбой во взгляде, что у меня сердце сжалось.

Родители нехотя сели за стол. Отец хмурился, а мама внимательно изучала гномов и расставленную на столе еду, будто пыталась на вид определить, подсыпали в неё яд или нет.

— Меня зовут Хагрим — ещё раз представился старичок, — Рядом со мной сидят главы восьми самых уважаемых семей, — старейшина назвал всех гномов по имени, — Вместе мы руководим нашим городом. И мы сейчас находимся в отчаянном положении. Нам нужна помощь вашей дочери.

— Наша дочь ещё ребёнок, — сурово ответил отец, — Как она может вам помочь?

Мама тем временем закончила осмотр еды и подвинула нам две тарелки с жареной картошкой, солёными огурцами и мясом. Мы с братом не заставили себя упрашивать и сразу принялись уплетать угощение за обе щёки.

— Глубоко-глубоко под землёй у нас есть горн. Испокон веков в нём горело магическое пламя, благодаря которому мы могли мастерить волшебные вещицы. Но самое важное не это. Пламя — сердце всего города и источник его жизни. Несколько стелетий назад к нам пришла колдунья. Она украла огонь и заморозила очаг, погасив даже малейшие искры. С тех пор наш город освещает призрачный свет, а мы не можем выковать ничего из того, что умели прежде. Древнейшие легенды говорят, что огонь тот родился из слезы Феникса, который давным-давно благословил наш народ.

Как вы знаете, мой внук пробрался на поверхность. Начитавшись легенд, он решил найти пламя Феникса. Кто же знал, что у него получится? — старейшина пристально посмотрел на меня. В его взгляде безошибочно читалась надежда.

— И вы хотите, чтобы наша дочь зажгла пламя в вашем горне? — хмуро спросил отец, — Почему?

— По легендам все маги огня — потомки Феникса. Только они способны призывать огонь. Ваша дочь — единственный маг огня, которого нам удалось повстречать за несколько веков.

— Единственная? — отец пронзил сидящих напротив старейшин тяжёлым взглядом, — Куда делись остальные маги?

Гномы ненадолго замялись и переглянулись. Белое пламя в камине за их спинами причудливым образом высвечивало силуэты старейшин, делая их похожими на призраков.

— Мы не раз за это время просили Орден Феникса нам помочь, но каждый раз получали отказ.

— Орден Феникса? — спросил отец, — Что это?

— В него входят только маги огня, — пояснил гном с каштановой бородой, которого звали Солдрин, — Об Ордене мало что известно. Его представители хранят тайны ревнивее наших летописцев.

— Мы никуда не отпустим дочь. Вы сказали, что колдунья заморозила ваш горн. Кто знает, что она оставила возле него? — вступила в разговор мама.

— Мы следим за горном уже несколькостолетий, — терпеливо ответил Солдрин, — Кроме толстого слоя льда и снега там ничего нет. И, разумеется, никто не оставит вашу дочь без присмотра ни на секунду.

— Всё равно, — нахмурившись произнесла мама, — Она ещё ребёнок.

— Пожалуйста, подумайте об этом, — сказал Хагрим, — Наш город на грани вымирания, — в голосе старичка появились умоляющие нотки.

— Вы могли за это время найти новый дом, — жёстко ответил отец, отчего я поёжилась.

— В каждом нашем городе зиждется пламя. Без него весь наш род обречён на вымирание. Даже если мы уйдём, то через несколько поколений наш род окончательно зачахнет, — произнёс Солдрин. Остальные гномы согласно закивали.

— Не отказывайте нам сразу в нашей просьбе. Подумайте об этом, — добавил Хагрим.

Родители неохотно кивнули, но по их упрямым взглядам я поняла, что они не согласятся. В глазах же гномов можно было распознать тщательное скрываемое отчаяние.

— Феникс, — пробормотала я себе под нос и крепко задумалась, — Интересно, кто это?

***

Ни один лучик солнечного света не пробивался сквозь толщу земной тверди, поэтому гномы определяли время суток по интенсивности струящегося из-под купола света. Когда он тускнел, наступал вечер, ночью же гасли последние искры, но тьму города разгоняли огни магических фонарей.

После ужина мы с братом вернулись в комнату и Хагрим дал нам оловянных солдатиков и несколько кукол. Пока мы с братом играли, родители, очевидно, обсуждали, что же им делать. Их приглушённые голоса с трудом можно было расслышать сквозь запертую тяжёлую дверь, соединявшую наши комнаты. Я то и дело напрягала слух, чтобы различить хоть слово из их беседы, но мои старания не увенчались успехом.

Мы с братом играли весь вечер. Поначалу он, привыкший к моей злобе и вечно мрачному виду, смотрел на меня с опаской, но быстро забыл о страхе, увидев мою улыбку и добрый взгляд. Когда мертвенный свет за окном потускнел, в комнату вошли родители.

— Киара, Атрей, уже поздно. Быстро в кровать и спать, — сказала мама.

Мы наперегонки подбежали к двум кроватям и юркнули под одеяла. Родители поцеловали нас в лоб и ушли, а я осталась лежать с широко открытыми глазами в мрачной комнате. Мысли беспорядочно роились в голове, а сердце тревожно ухало в груди. Не в силах совладать с беспокойством, я встала и отправилась к родителям. За дверью раздавались их тихие голоса. Набрав в грудь побольше воздуха, я робко постучала в дверь.

— Заходи, Киара, — раздался уставший голом матери. Я неуверенно отворила дверь и зашла в комнату, вглядываясь в уставшие лица родителей.

— Почему ты не спишь? — строго вопросил отец.

— Я люблю вас, — выпалила я и зажмурила глаза, чтобы внезапно подступившие слёзы не покатились по щекам, — И мне очень стыдно за своё поведение.

— Мы тебя тоже очень любим, дочка, — от мягкости в мамином голосе у меня затрепетало сердце, — И всегда будем любить.

Я подбежала к сидевшей в кресле перед очагом матери, забралась к ней на колени и крепко обняла. К моему искреннему удивлению к нам подошёл отец и нежно погладил меня по голове. Его серо-голубые глаза как-будто искрились и стали небесно-голубого цвета.

— А давайте поможем гномам? — выпалила я, — Они добрые и мы не можем их бросить.

— Киара, мы не знаем, что в том подземелье спрятала колдунья, — сказала мама, — А рисковать тобой мы не можем.

— Но ведь колдунья могла ничего и не спрятать, — заупрямилась я.

— Она не могла заморозить горн и просто уйти, — хмуро ответил отец, — Она должна была убедиться в том, что он никогда не запылает вновь.

— Но ведь гномы не раз туда уже спускались, — не сдавалась я, — Неужели они бы ничего не заметили? И они сказали, что я не пойду одна. Подумайте, ведь это целый город!

— Киара, ты ещё ребёнок, — вздохнула мама, — И не понимаешь, какие опасности таит в себе мир. Ты — наша дочь. Вы с Атреем для нас важнее всего.

— Но ведь у гномов тоже есть дети, — возразила я. — Мама, пожалуйста, разреши мне. Я не могу спрятать огонь, как бы ни старалась. А ты показала мне, что вместо тёмного пламени я могу призвать светлое и сотворить добро. Позволь мне научиться, пожалуйста.

Видимо мой серьёзный голос и выражение лица заставили маму задуматься. Она вопрошающе посмотрела на отца, который в ответ нахмурился. Его глаза вновь приобрели стальной оттенок, а кустистые брови сошлись к переносице.

— Почему ты так хочешь им помочь? — спросила мама.

— Потому что хочу исправиться, — наморщив лоб, ответила я, — И доказать колдунье, что она не права.

— Колдунье? — взволнованно спросила мама, — Ту, что ты встретила в лесу?

— Да. Она приходит ко мне во снах. И не только.

— Сейчас ты тоже её видишь? — спросил отец.

— Нет. Она не появлялась с тех пор, как мы очутились в лесу. Но была среди людей в толпе перед домом.

Отец посмотрел на маму, будто спрашивал у неё, правда это или нет. Мама же пристально посмотрела на меня.

— Не позволяй ей больше себя найти. Забудь про её существование и не думай о ней, тогда она тебя не найдёт. А свои ошибки ты можешь искупить хорошим поведением.

— Я забуду про колдунью. Но разрешите мне пойти с гномами. Мы не можем их бросить. И они нам помогли и приютили. Мы могли заблудиться в том лесу.

— Мы подумаем об этом, — ответила мама после непродолжительного молчания. — А теперь иди спать.

— У меня есть ещё вопросы! Кто такой Феникс?

Вопрос был самым обычным, но и мама, и папа по неведомой мне причине заволновались. Внешне они никак это не проявили, но я почувствовала внезапно разлившееся в воздухе напряжение.

— Мы мало знаем о сказаниях и легендах, Киара, — мягко промолвила мама, — Фениксы — это огненные птицы, насколько мне известно. Они жили много-много лет назад и сейчас считается, что их больше нет.

— Огненные птицы? — повторила я, — Тогда гномы могут быть правы…

— Не забивай себе голову старыми легендами, — резко оборвала меня мама, — Не все маги огня — наследники Фениксов.

Я пристально посмотрела на маму. По какой-то причине, мне показалось, что она знает гораздо больше чем говорит.

— Я ещё хочу спросить...

— Иди спать, Киара, — ещё раз сказала мама, — Время уже позднее. Я отвечу на все твои вопросы, когда придёт время.

— Доброй ночи, — покорно сказала я и спустилась на пол.

— Добрых снов, — ответили родители в унисон. Их голоса были нежными, но я была уверена, что они не на шутку переживают.


Комментарии 7

2

Это глава намного интересней прежней.
Отлично, что главная героиня, наконец-то, пробует и добро "на вкус", и здорово, что этот ей понравилось, и прекрасно, что она стала замечать действия других людей, получая первые навыки наблюдательности.
Но всё действие главы, это перемещение из леса к гномам.
А когда будут страсть и огонь?
Нам нужны приключения)

0

Спасибо. :))
Страсть и огонь будут буквально в следующей главе (во всяком случае, таков мой замысел). Хе-хе. Сделать из каждой главы книги "экшн" я не могу, потому что не успею нормально ввести персонажей и прописать мир. =)

1

Строго говоря, история мировой литературы знавала примеры, когда удаётся сделать "экшн нон-стоп". Например, если прописывать характеры и вселенную по мере ввода персонажей и их взаимодействия. Я не утверждаю, что это нужно именно здесь, если стоит задача показать семейные ценности и нравственную трансформацию героини. А так - я против занудства. Откровенно говоря, я бы слегка сократил, например, "Войну и Мир". Хорошо, что я не Лев :)

0

Шутка про Льва как всегда божественна. Моё уважение. =)
Здесь я хочу сделать упор на взаимоотношния, ценности и рост персонажа, при этом избегая "воды" и прочего вида занудства. Очень надеюсь, что получится. А "экшн" в "Искуплении". :)))

2

Кажется, становится теплее)

Между строк я читаю намёк на то, кто же окажется хранителем Ордена Феникса. Жаль только, что нет намёка на природу телепортации. Очень надеюсь на приключения и ловушки в стиле Индианы Джонса в следующей главе. Мы можем рассчитывать порадоваться и поперживать за героев уже на этот НГ?)

0

Я очень сильно постараюсь. :)) Сбросила с себя определённый груз, поэтому теперь могу писать. Третьи главы (и сюда, и в "Искупление") в работе, тоже хочу до Нового года успеть. Приключения в стиле Индианы Джонса в следующей главе не обещаю, но они будут обязательно. Как я написала выше, растягивать я не хочу. Но это книга, а не рассказ. И всё что вы сейчас видите - лишь самое начало. :)

Природу телепортации распишу позже. ГГ не может всё узнать в один момент.

Оу, интрига, куча персонажей, отношения! Дико интересно, как эта колода перетасуется? С нетерпением ждем продолжения. Так держать!