Клуб любителей книг

Аврора
3

Глава 1
3

В далёкой-далёкой стране, на вершине заснеженных гор стоит замок. Острые шпили его башен впиваются в голубое небо, а белые мраморные стены загораются всеми цветами радуги, как только солнце появляется на горизонте. Замок столь прекрасен, что любой король без сомнений отдал бы за него всё своё состояние.

Увы, он был почти необитаем. Огромные залы с изящными, увитыми плющом колоннами, широкие коридоры с высокими окнами никогда не слышали многоголосья придворных и слуг, а жилые комнаты круглый год пустовали. Лишь в саду, окружённом хрустальными окнами, разносилось щебетание птиц да журчание ручейка, протекающего меж кустов белых роз. В просторном светлом замке жила одинокая волшебница со своим верным другом - снежным барсом.

Аврора уже и сама не помнила, когда поселилась меж заснеженных пиков гор. Давным-давно она жила среди людей и была обыкновенной девушкой с необыкновенным даром. С рождения эльфийка обладала магическими способностями, которые в силу своей доброты и кротости, использовала только в крайних случаях, лишь когда кому-то требовалась помощь. Все любили девушку за её мягкосердечность и отзывчивость. Аврора была любимицей всего города.

Одним тёплым весенним днём Аврора вместе с подругами отправились за город погулять на лужайках с колосящейся изумрудной травой и погреться под нежными лучами солнца. Девушки, забыв обо всем на свете, с громким весёлым смехом бегали босиком по мягкой, сочной траве, играя в салочки. Никто и не предполагал, что в столь безмятежный час вдруг, как будто из ниоткуда, может появиться химера. Аврора раньше никогда не видела столь ужасающего существа с головой льва, туловищем козы, с передними львиными лапами и задними ногами с чёрными раздвоенными копытами. Вместо хвоста с кисточкой из стороны в сторону раскачивалась змея. На спине росли огромные кожистые крылья, на изгибе увенчанные когтями. Пасть химеры была широко раскрыта, а с клыков капал яд.

Девушки громко закричали и бросились врассыпную. Аврора же непослушными губами попыталась произнести хоть одно магическое слово, изо всех сил пытаясь унять бешено колотящееся в груди сердце, прижимая к груди внезапно ослабшие руки. Химера, почуяв разлившиеся в воздухе панику и страх, плотоядно оскалилась и выпустила из пасти обжигающее пламя. Аврора едва увернулась, но запуталась в складках платья и упала на землю. Химера тем временем взлетела в воздух и вновь извергла пламя. Оно было столь обжигающим, что трава на лужайке сгорела в мгновение ока, а земля высохла и потрескалась. В последний миг Аврора успела взмахнуть руками и создать магический купол голубоватого цвета. Он выдержал палящее пламя химеры, но едва не лишил Аврору чувств.

Когда поток пламени иссяк, волшебница с трудом поднялась на ноги. Оглядевшись вокруг, она увидела лишь сухую, выжженную землю. Девушка с нарастающим отчаянием начала звать подруг, но никто не откликнулся. Постепенно до сознания девушки дошло, что в воздухе витает тошнотворный запах сожжённой плоти.

Меж тем химера опустилась на землю перед волшебницей и хищно оскалилась. Её густая золотистая грива колыхалась под лёгкими порывами ветра. Чудовище припало к земле, змея на хвосте грозно зашипела. Для Авроры, будто пребывающей в трансе, время замедлило свой ход. Стоя, словно статуя, она смотрела на то, как химера оттолкнулась от земли и высоко подпрыгнула в воздухе, выпустив когти на передних лапах.

Аврора, скорее механически, чем осознанно, уклонилась в последний момент, но острые чёрные когти успели располосовать левую щёку волшебницы. Аврора пронзительно вскрикнула и вновь упала на землю. Её лицо онемело и в тоже время горело от жалящей боли. Кровь залила белоснежное платье и волнистые локоны нежно-сиреневого цвета, а химера тем временем впилась в предплечье, вонзив острые зубы в явном намерении растерзать.

Аврора больше не кричала. Её слух наполнился тяжёлым стуком собственного сердца, а тело само извивалось от нестерпимой боли. Взор помутился, и весь мир слился в размытое пятно, на котором неожиданно появилась тёмная клякса.

— Оставь её, Рема, — различила Аврора жёсткий женский голос в промежутках между ударами сердца. В тоже мгновение хватка химеры ослабла, и её зубы мгновенно отпустили многострадальную руку.

— Наша прекрасная Аврора уже не столь красива, а боль от потери подруг будет глодать её вечно. Пусть живёт. Живёт и знает, что теперь никто не будет её любить. Ведь она убила своих подруг.

Аврора тогда не слышала и половины слов. Боль слегка отступила, и слух наполнил громкий звон. Лишь спустя годы эльфийка смогла из обрывков в памяти восстановить слова незнакомки.

Юная волшебница осталась одна посреди лужайки. У неё не было ни сил, ни желания спасти свою жизнь. Она впала в оцепенение и пустым, невидящим взглядом смотрела на голубое небо, широким куполом распростёршее над ней свои вечные объятия, лишь краешком почти покинувшего её сознания наблюдая за приближающимся к ней странным силуэтом…

— Бедное дитя, — как будто из ниоткуда прозвучал старческий скрипучий голос, — Ну-ка помоги мне! Через несколько мгновений раздался громкий хруст веток, и на лужайку вразвалку вышел огромный бурый медведь. Он услужливо наклонился, и чьи-то заботливые руки взвалили бесчувственную эльфийку на его спину.

***

Аврора очнулась, лежа на жёсткой печи, устланной неизвестными ей растениями. Она была укрыта толстым красным одеялом, а задымленная комната пропахла целебными травами. Волшебница, вспотевшая под тёплым одеялом, закашлялась и с трудом поднялась.

— Проснулась наконец-то! — прокряхтела вошедшая в комнату старушка. На её круглом морщинистом лице играла добрая улыбка, а под мохнатыми бровями лучились тёплые изумрудные глаза.

— Кто вы? — вновь закашлявшись, спросила Аврора. Она оглядела с ног до головы одетую в простое льняное платье старушку и испуганно отпрянула, прижавшись спиной к стене, — Кто вы и что вам нужно?

— Успокойся, Аврорушка, зла я тебе не причиню. Хотела бы, давно бы сотворила. Нашла я тебя на лужайке близ леса. Ты там умирала после боя с чудовищем опасным. Химера ведь напала на тебя?

— Откуда…

— Раны на твоём лице. Такие только химера оставляет. Не смогла я залечить их как надобно, Аврорушка. Нет на то сил даже у такой знахарки, как я. Да и ни у кого нет.

Волшебница машинально провела кончиками пальцев по щеке, но не почувствовала под подушечками неровные края оставшихся от когтей ран.

— Откуда вы знаете моё имя? — всё также испуганно спросила она.

— Оно не тайна ни для кого в городе, золотце, — ответила старушка, подойдя к широкому столу, на котором лежали высушенные травы, — Я хоть и живу далеко, но слухи до меня всё же доходят.

Аврора ещё раз настороженно посмотрела на знахарку, а затем оглядела комнату. В ней не было ничего зловещего. По середине стоял стол, с двух сторон от которого растянулись деревянные лавки, за ним была дверь, ведущая в сени. Рядом с печкой, на которой приютилась Аврора, примостилось окошко, сквозь которое в комнату проникал тусклый рассеянный свет. Возле стен стояли огромные мешки, чем-то набитые и перевязанные тесёмками, а с левой стороны на стене висела светло-зелёная шторка, видимо, ведущая в соседнюю комнату.

— Я что-то слышала про вас, — неуверенно произнесла Аврора, подвинувшись к краю кровати, — Нелюдимая знахарка, живущая на отшибе леса.

— Разное про меня судачат, милое дитя, — ответила старушка, аккуратно собирающая травы в пучки, — Коль пришла ты в чувство, будь добра, помоги старушке.

— Мне… Мне надо вернуться, — Аврора встала с кровати и чуть покачнулась. После долгого сна ноги её дрожали и едва сгибались.

— Нечего тебе там делать, — в голосе старушки, до того мягком, хоть и скрипучем, появились жёсткие нотки, — Не рады тебе там.

— Не рады? — шёпотом повторила Аврора.

— Повторять не буду, — резко ответила старушка, — В город тебе путь заказан.

— Почему? — уже громко спросила Аврора.

Старушка взглянула на неё с такой добротой, что девушка в миг потупила взор. В изумрудных глазах знахарки плескалось сочувствие.

— Останься тут, Аврорушка, — вновь мягко проговорила знахарка, — Помоги старушке.

— Я… Обязательно. Мне только надо… — Аврора вдруг страшно заволновалась. Тоска, горечь и боль цепкой хваткой впились в её сердце и погнали вперёд, подальше из уютной избушки, туда, где на холме стоял город с красными шпилями башен и рыжеватыми стенами.

— Аврора…

Но девушка уже ничего не слушала. В одной сорочке, в которую её заботливо переодела старушка, она выбежала на улицу и помчалась по каменной тропинке, вьющейся меж пышных кустов и деревьев. Аврора, не чувствуя под собой ног, перепрыгнула через низкую калитку, сплетённую из прутьев, и стремглав, не разбирая дороги, побежала к возвышающемуся на холме городу.

Знахарка вышла на порог дома и с грустью смотрела на убегающую вдаль худую фигурку в развевающейся розовой сорочке.

— Сирбис, присмотри за ней, — тихо прокряхтела старушка. Из-за невысокой яблони, растущей прямо перед избушкой, раздалось послушное рычание.

***

Когда Аврора добежала до города, она в нерешительности остановилась пред воротами, спрятавшись за колючими кустами ежевики, опоясавшей дорогу, ведущую сквозь высокие своды в город. Слова знахарки проносились в мыслях волшебницы, вселяя сомнения в её сердце.

Однако Аврора чувствовала, что должна была прийти сюда. Всё её подруги были мертвы. Она не смогла спасти их, но должна была найти химеру и обладательницу жестокого холодного голоса, все еще звучащего у неё в голове. Аврора сжала ладони в кулаки и вошла под своды города.

Первые же прохожие при виде волшебницы испуганно вскрикнули и разбежались. Сердце девушки на мгновение замерло, а руки похолодели, но волшебница продолжила путь. Она шла по широкой каменной улице, по обе стороны которой высились дома из кирпича кремового цвета. Над красной черепицей крыш возвышались печные трубы, а над самой улицей между крышами протянулись длинные канаты, на которых развевались разноцветные флажки.

— Значит, начался летний фестиваль, — пробормотала себе под нос Аврора, — Сколько же я пробыла у старушки?

Родной город ей почему-то казался чужим и незнакомым. Она несчётное количество раз проходила мимо пекарни, из которой всегда тянулся приятный аромат сдобы, мимо лавок с овощами и фруктами, хозяйка которой всегда была с ней милой и дружелюбной. Но сейчас, ступая босыми ногами по холодному камню, Аврора чувствовала, как что-то изменилось. Все прохожие при её виде либо убегали, либо показывали пальцем и плевались. С каждым шагом уверенность чародейки иссякала, а в сердце с новой силой разгорались боль и страх.

Так Аврора прошла по центральной улице, поднялась по широким лестницам, ведущим к центральной площади и неожиданно для себя оказалась в толпе людей. Практически никто не обратил на девушку внимания. Только одна женщина испуганно вскрикнула и зажала рот рукой, но её голос потонул в общем гомоне толпы.

Аврора хотела пробраться поближе к центру, но тут шум стих, а на помост рядом с большой жаровней вышел градоправитель в сопровождении своей очаровательной супруги. Её бледное лицо особенно резко выделялось на фоне чёрных волос, убранных в изысканную причёску, и тёмного фиолетового платья с высоким воротом.

— Дорогие жители! — начал свою речь градоправитель, который из далека напоминал сухощавого старца, одетого в чересчур пышный для него наряд, — Хоть наши сердца и преисполнены трагическими событиями недавних дней, я всё же решил не отменять празднество в честь чудесного времени года — лета. Мы всегда будем помнить о трагической утрате, но не стоит забывать и о нашем будущем. За сим объявляю фестиваль открытым.

С этими словами, которые Авроре показались неискренними и совершенно бездушными, стоящий рядом с градоправителем слуга поджёг костёр в жаровне. В тоже мгновение языки пламени взвились в небо, а толпа восторженно закричала.

Всё вдруг пришло в необыкновенное движение. Некоторые люди пустились в пляс, другие рассеялись вокруг площади и начали хлопать в ладоши. Аврора попыталась отойти в сторону, но внезапно кто-то схватил её за руку.

— Ты жива! — изумлённо воскликнула стоявшая перед ней женщина, — Ты жива, а они все мертвы!

Аврора попыталась отпрянуть, но незнакомка цепко впилась в её запястье.

— Она жива! —пуще прежнего заголосила незнакомка, — Жива!

Заигравшая музыка стихла, а люди начали удивлённо оглядываться. Когда они заметили Аврору, на их лицах застыла целая гамма чувств от ненависти до презрения.

— Убийца! — закричали в толпе, — Убийца!

— Я не… — Аврора запнулась, слова не смогли преодолеть вставший в горле ком.

— Как ты посмела заявиться сюда? — закричала одна из женщин, в которой волшебница узнала мать своей лучшей подруги, — Совести у тебя нет? Или будешь изображать невинность?

— Я…

— Всё про тебя знаем, ведьма!

— Я… — Аврора вновь запнулась. На сей раз от подступивших к глазам слёз.

— Ещё и плакать вздумала? Чудовище! — женщина замахнулась рукой и сильно ударила эльфийку по лицу.

Аврора упала на землю и низко склонила голову, закрываясь от всего мира за завесой нежно-сиреневых локонов.

— На костёр её! — закричал кто-то в толпе, — Сожжём вместо чучела!

— На костёр! — подхватила толпа.

— Всегда знала, что остроухим нельзя доверять! — продолжала кричать женщина. Она схватила Аврору за волосы на затылке и с силой потянула вверх.

— Сгори! Сгори также, как и моя дочь!

Аврора обвисла безвольной куклой и не сопротивлялась. Слёзы душили её, и она не могла ничего сказать.

Внезапно позади раздался устрашающий рык. Чародейка невольно вздрогнула.

— Чудовище! — воскликнула эльфийка, — Оно снова здесь!

Однако, когда хватка, сдерживающая чародейку ослабла, Аврора повернулась и увидела, что это была вовсе не химера, а снежный барс. Рыжеватая шерсть на его холке вздыбилась, а из-под оскала чёрных губ виднелись длинные клыки. Барс прижал круглые уши к голове, пушистый хвост резко вилял из стороны в сторону.

Немигающим взглядом животное смотрело на Аврору, требуя следовать за собой. Волшебница, зачарованная блеском жёлтых кошачьих глаз, невольно встала и сделала шаг вперёд, но кто-то из толпы вновь схватил её за руку.

Барс громко зарычал и прыгнул вперёд. Толпа тут же отпрянула назад, покрывшись рябью, словно вода от упавшего в неё камня.

«Беги», — прозвучал в голове Авроры знакомый голос знахарки, — «Беги, а он поможет».

Волшебница побежала по знакомым улицам, и только покинув пределы города поняла, что больше никогда не сможет сюда вернуться.


Комментарии 6

2

Хорошее начало, нужно только описать, почему замок пустовал, почему в нем никто не смог поселиться.
В городе кто-то должен был быть на ее стороне.

0

Скажем так, начало получилось совсем не такое, как планировалось изначально, поэтому ответ на вопрос про пустой замок будет несколько позже:)
Мне про интригу говорили, хоть какая-то будет.
Знахара же её спасла... А про город будет чуть позже.

Спасибо за ответ.)

1

Точно, эльфийка какая-то безродная. Кто-то же у нее должен был быть, химера ведь только несколько подруг сожгла, собака страшная.

0

Позже. Во второй главе;)

Иллюстрация - огонь!)

0

Полностью согласна. Очень нравится. Особенно барс. Прям шикарный вышел.)